Аграрные вузы России

Аграрные вузы России

Становление высшего аграрного образования в Российской Империи. Высшие аграрные учебные заведения в советский период: контекст, определяющий модернизацию системы высшего аграрного образования до войны, послевоенный период и особенности внутреннего уклада советских аграрных вузов. Аграрное образование в 90-е и «нулевые» годы, или выживание «любой ценой». Аграрные университеты в «новейшее время».

 

Становление высшего аграрного образования в Российской Империи

Зарождение сельскохозяйственного образования: первые аграрные школы

Профессиональное сельскохозяйственное образование в Российской Империи

Высшие аграрные учебные заведения в советский период

Контекст, определяющий модернизацию системы высшего аграрного образования до войны

Становление советской системы аграрных вузов

Особенности внутреннего уклада советских аграрных вузов

Аграрное образование в 90-е и «нулевые» годы

Контекст, на фоне которого трансформировалось аграрное образование в 90-е

Выживание «любой ценой»

Аграрные университеты в «новейшее время»

Аграрные вузы «массового спроса»

Аграрные вузы в мировом «табеле о рангах»

 

 

 

Становление высшего аграрного образования в Российской Империи

Зарождение сельскохозяйственного образования: первые аграрные школы

До середины XVIII в. сельскохозяйственное образование как система подготовки квалифицированных специалистов для сельского хозяйства в России отсутствовало. В условиях помещичьего землевладения в России просто не было интересанта в подъеме производительных сил сельского хозяйства и усовершенствовании техники земледелия.

С середины XVIII в. аграрное хозяйство втягивалось в товарное производство, утрачивая натуральный характер. Зарождение аграрной науки в России связано с именем М.В. Ломоносова, определившему развитие всех естественных наук в послепетровскую эпоху. В работе «О слоях земных» (1750 г.) он пишет, что чернозем произошел от «согнития животных и растущих тел со временем, а не является первозданной материей». Пошел процесс обобщения знаний и опыта ведения сельскохозяйственного производства в России, началось соединение национальных аграрно-культурных тенденций с научной теорией сельского хозяйства.

В 1763 г. с подачи М.В. Ломоносова при Российской академии наук был организован «класс агрикультуры», а в 1765 г. было создано Вольное экономическое общество, которое должно было обобщать отечественный и заграничный опыт лучшего ведения сельского хозяйства, ставить полевые опыты по исследованию новых приемов земледелия. Оно начало издавать первый в России сельскохозяйственный журнал «Труды Вольного экономического общества к поощрению в России земледелия и домостроительства».

М.В. Ломоносов положил начало развитию агрономии в Московском университете, организованном по его инициативе. Здесь в 1770 г. была организована первая кафедра агрономии, на которой рассматривались проблемы общего земледелия, севооборота и сельскохозяйственного машиностроения.

Первая в России правительственная инициатива организовать практическую школу земледелия была предпринята в 1797 г. императором Павлом I. Школа была основана с целью подготовки руководителей и учителей для так называемых «образцовых ферм», сеть которых правительство намерено было организовать недалеко от Петербурга. Первый опыт оказался неудачным: школа просуществовала всего пять лет и была закрыта указом 1803 года.

В начале XIX века создаются школы виноделия в Крыму, Кизляре и Аккермане (1802 – 1807), школа садоводства при Никитском ботаническом саде на южном берегу Крыма (1812), превратившаяся впоследствии в училище виноделия. В 1822 г Московским обществом сельского хозяйства была открыта Московская земледельческая школа, а в Крыму – школа садоводов. Открытие винодельческих, садоводческих и земледельческих школ продолжилось.

 

Профессиональное сельскохозяйственное образование в Российской Империи

Профессиональное сельскохозяйственное образование сложилось в систему в 1837-1841 годы в годы реформ П.Д. Киселева министра государственных имуществ Российской Империи: все учебные заведения были разделены правительством на три разряда: низший, средний и высший.

Хотя это и произошло еще накануне отмены крепостного права в Российской Империи (1961 г.), появление первых высших учебных заведений аграрного профиля в границах современной Российской Федерации произошло уже после этой даты.

В 1864 г. Горы-Горецкий земледельческий институт из Могилевской губернии Белоруссии был переведен в Санкт-Петербург и образован Петербургский земледельческий институт, который в конце 1870-х годов был преобразован в Санкт-Петербургский лесной институт.

Вскоре после перевода Горы-Горецкого земледельческого института в Санкт-Петербург в 1865 г в Москве с подачи Московского общества сельского хозяйства также было открыто высшее сельскохозяйственное учебное заведение – Петровская земледельческая и лесная академия. В 1894 г. академия была закрыта, а на ее месте в Петровско-Разумовском был открыт Московский сельскохозяйственный институт (сейчас – Российский государственный аграрный университет — Московская сельскохозяйственная академия имени им. К. А. Тимирязева).

Высшее ветеринарное образование сначала можно было сначала лишь на медицинских факультетах, с 1805 года – на кафедре скотолечения Московского университета, а с 1808 года – на ветеринарном факультете Санкт-Петербургской медико-хирургической академии. Только в 1873 году начал работу первый в России Казанский ветеринарный институт.

Высшее землемерное образование в России с 1860 года давал Императорский Константиновский Межевой институт, находившийся в Москве в ведении Министерства юстиции. В 1930 года Межевой институт был разделен на два высших учебных заведения: Московский геодезическим институтом (сейчас – Московский государственный университет геодезии и картографии) и Московский институт инженеров землеустройства (сейчас – Государственный университет по землеустройству).

Во второй половине XIX в. возникла еще одна форма получения высшего сельскохозяйственного образования – высшие курсы, учебные заведения дающие специальное образование. Высшие курсы по виноделию были созданы в 1888 г в Никитском саду возле Ялты, а по инициативе и с помощью И.А. Стебута, В.Р. Вильямса и Д.Н. Прянишникова были организованы стебутовские сельскохозяйственные курсы в Петербурге и голицынские женские курсы в Москве.

В начале XX века к рассмотренным ранее высшим учебным заведениям сельскохозяйственного профиля прибавились еще три: Вологодский институт молочного хозяйства (основанный в 1911 году), Воронежский сельскохозяйственный институт (основанный в 1913 году) и Саратовские высшие сельскохозяйственные курсы (основанные в 1913 году).

На Урале, в Сибири на Дальнем Востоке Российской Империи сельскохозяйственных высших учебных заведений не было.

Бурное развитие сельскохозяйственного образования в начале XX века, причем не только высшего, но, в первую очередь, именно низового и среднего, на котором оно базировалось, косвенно указывало на успешность Столыпинской аграрной реформы, ориентированной на внедрение в крестьянское хозяйство элементов, как бы сейчас сказали, капитализма и предпринимательства.

 

Высшие сельскохозяйственные учебные заведения в советский период

Контекст, определяющий модернизацию системы высшего аграрного образования до войны

Вскоре после Октябрьского переворота 1917 г. и трех с половиной лет разорительной для страны политики «военного коммунизма» на фоне Гражданской войны, X съездом РКП(б) (март 1921 г.) была принята, т.н. Новая экономическая политика имела, или НЭП. Она имела целью введение частного предпринимательства и возрождение рыночных отношений, с восстановлением народного хозяйства.

Из обращения ВЦИК и СНК «К крестьянству РСФСР» 23 марта 1921 года:

«… развёрстка отменяется, и вместо неё вводится налог на продукты сельского хозяйства. Этот налог должен быть меньше, чем хлебная развёрстка. Он должен назначаться ещё до весеннего посева, чтобы каждый крестьянин мог заранее учесть, какую долю урожая он должен отдать государству и сколько останется в его полное распоряжение. Налог должен взиматься без круговой поруки, то есть должен падать на отдельного домохозяина, чтобы старательному и трудолюбивому хозяину не приходилось платить за неаккуратного односельчанина. По выполнении налога оставшиеся у крестьянина излишки поступают в его полное распоряжение. Он имеет право обменять их на продукты и инвентарь, которые будет доставлять в деревню государство из-за границы и со своих фабрик и заводов; он может использовать их для обмена на нужные ему продукты через кооперативы и на местных рынках и базарах…».

Золотые слова, полностью соответствующие, как бы сейчас сказали одному из ключевых слоганов Большевиков «Землю крестьянам».

В ходе разработки НЭПа в последний год своей жизни В.И. Ленин, в январе 1923 г., написал статью «О кооперации» – впервые была опубликована в газете «Путь правды» в мае 1923 г. В своей статье В.И. Ленин призвал к развитию кооперативного движения на селе, причем при проведении кооперирования крестьянства делал акцент на добровольности и постепенности.

Формулируя свою концепцию многоукладной экономики, он делал ставку на мягкие форматы внедрения кооперативного движения, в т.ч. на предоставление кооперативным предприятиям разнообразных льгот на фоне всемерного повышения культурного уровня крестьянства. В годы НЭПа кооперация стала активно восстанавливаться.

Не вдаваясь в чрезвычайно интересные, но не имеющие прямого отношения к предмету нашего обзора детали, отметим только, что в условии такой «вольницы» для основного тяглового сословия СССР, коим являлось в то время крестьянство, невозможна была уже планируемые тогда ускоренная индустриализация и милитаризация страны.

В результате процесс свертывания НЭП на селе был запущен, когда И.В. Сталин сначала в ноябре 1929 года опубликовал в газете «Правда» статью «Год Великого перелома», в которой 1929 год был объявлен годом «коренного перелома в развитии нашего земледелия», а через месяц в декабре 1929 г. в своей речи в Коммунистической академии просто призывал «ликвидировать кулачество как класс».

По мнению И.В. Сталина СССР удалось добиться решительного перелома, в частности, в переходе земледелия «от мелкого и отсталого индивидуального хозяйства к крупному и передовому коллективному земледелию, к совместной обработке земли, к машинно-тракторным станциям, к артелям, колхозам, опирающимся на новую технику, наконец, к гигантам-совхозам, вооружённым сотнями тракторов и комбайнов».

В Постановлении ЦК ВКП(б) от января 1930 года «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству» была поставлена задача в основном завершить коллективизацию к концу пятилетки (1932), а в ключевых зерноводческих районах (Нижняя и Средняя Волга, Северный Кавказ), даже к осени 1930 г.

В результате уже с весны 1930 г. состоялся переход к сплошной коллективизации. Оставляя «за кадром» вопросы массовых крестьянских волнений и настоящего голода в 1932-1933 гг., отметим только то, что мы получили в сухом остатке уже к середине 1930-х годов. Это необходимо, чтобы была понятна политика руководства относительно высшего аграрного образования.

Из позитивного необходимо отметить, что сформировавшиеся в ходе коллективизации колхозы и совхозы стали надежными и безропотными поставщиками сырья, продовольствия, капиталов и рабочей силы. За счет сверхэксплуатации крестьянства удалось обеспечить рост промышленности, ускоренную индустриализацию и милитаризацию экономики страны.

А из негативного отметим хотя бы тот факт, что было уничтожено два социальных слоя крестьян-предпринимателей (именуемых «кулаками») и крестьян-единоличников, которых бело немало среди «середняков», с их культурой, нравственными ценностями и устоями. Им на смену пришло новое сословие колхозное крестьянство со всеми его достоинствами и недостатками.

 

Становление советской системы аграрных вузов

Вернемся теперь к нашем у основному вопросу. Перед аграрной высшей школой были поставлены задачи, вытекавшие из общих народнохозяйственных задач страны, и именно они определили конфигурацию высшего сельскохозяйственного образования.

В соответствии с этим советская сельскохозяйственная образовательно-научная система утвердила основные формы, методы, приемы образовательно-научной деятельности, а также внутреннюю организацию и структуру. Развертывание советской аграрной системы шло в период с 1917 по 1940 г., и фактически было завершено к началу Второй мировой войны.

Первые постреволюционные документы, касающиеся высшей школы, в т.ч. аграрной направленности, говорят о демократизации управления, ограничении роли центрального комиссариата, о создании советов народного образования, куда входили представители всех слоев населения.

Демократизация образовательно-научной системы шла параллельно с прямо противоположной тенденцией – формированием классового подхода в образовательной политике. Что касается доступности образования для всех граждан СССР, то на самом деле привилегии имущих классов сменились привилегиями рабочего класса и трудящегося крестьянства.

Классовый характер в комплектовании высшей школы открыл доступ выходцам из рабоче-крестьянской среды и уменьшил возможность получать высшее образование буржуазной молодежи. В студентах, выходящих из «нетрудовых» социальных групп населения, большевики видели потенциальную опасность советскому строю.

Именно тогда не менее важной функцией высшей школы, наряду с учебной, объявляется воспитательная. Это означало: высшая школа должна не только заниматься подготовкой кадров ученых, специалистов (сейчас это называют закладкой/формированием компетенций), но и заботиться о том, чтобы оградить систему преподавания в пределах нового государственного устройства и государственной идеологии (современным языком, это формирование заданной системы ценностей и лояльности).

Для советской власти представлялась очень опасной существовавшая до революции университетская автономия. Чтобы снизить эту автономию государство взяло на себя право назначения ректора (в поздней Российской империи ректора были обычно выборными), нормативный контроль выбора профессоров и другие инструменты жесткого контроля всей внутривузовской деятельности.

В течение двух первых постреволюционных десятилетий становления советской системы высшего сельскохозяйственного образования менялись цели, содержание и направление учебной и научной работы в вузе. При этом шел поиск оптимального варианта региональной образовательной системы, обеспечивающей интересы и потребности создаваемой социалистической модели сельского хозяйства, основанной на колхозном крестьянстве. Именно этот принцип на долгие годы определил развитие российской системы высшего сельскохозяйственного образования.

Развитие отечественной системы высшего аграрного образования. связано с именами основоположников крупнейших научных школ этого профиля: А.В. Советова, К.А. Тимирязева, В.Р. Вильямса, В.В. Докучаева, В.П. Горячкина, П.Н. Кулешова, Е.А. Богданова, Д.Н. Прянишникова, М.Ф. Иванова, К.И. Скрябина, С.Н. Вышелесского, И.П. Павлова, Д.А. Кисловского, А.Н. Соколовского, П.И. Лисицына.

Эта система была заточена под плановое ведение сельского хозяйства, в основе которого лежало управление крупными колхозами и совхозами, каждый из которых должен был иметь свою специализацию.

Головными аграрными вузами в СССР были академии, которые были представлены в ключевых союзных республиках, обладающих заметным сельскохозяйственным потенциалом. Одна из шести таких академий располагалась в Москве – Сельскохозяйственная академия имени К. А. Тимирязева, организованная в 1923 году на основе Петровской сельскохозяйственной академии, берущей свое начало в 1865.

Вся система аграрного образования была организована по зональному принципу с учётом природно-экономических условий и демографических характеристики территорий. Основными звеньями этой системы были сельскохозяйственные институты, вот наиболее известные из них:

  • Воронежский им. К. Д. Глинки (1913),
  • Горский (1918, Орджоникидзе),
  • Донской (1918, Персиановка Ростовской области),
  • Кубанский (1921, Краснодар),
  • Ленинградский (1922),
  • Новосибирский (1935),
  • Омский им. С. М. Кирова (1918),
  • Оренбургский им. А. А. Андреева (1930),
  • Саратовский (1913),
  • Ставропольский (1933),
  • Сталинградский (позднее Волгоградский) (1944),
  • Ульяновский (1943).

Многие сельскохозяйственные вузы были реорганизованы с выделением из них более специализированных вузов, например, «Тимирязевка» дала жизнь Гидромелиоративному институту и Институту инженеров сельскохозяйственного производства и даже Институту рыбной промышленности.

Помимо этого, в систему аграрного образования входили ветеринарные институты:

  • Казанский им. Н. Э. Баумана (1873),
  • Ленинградский (1919),
  • Омский (1918),
  • Московская ветеринарная академия им. К. И. Скрябина (1919);

Гидромелиоративные институты:

  • Московский, созданный на базе «Тимерязевки» (1930),
  • Новочеркасский (1930),

Землеустроительные:

  • Московский институт инженеров землеустройства (1845).

Для более мощного охвата потенциальных абитуриентов, в том числе из числа уже работающих граждан, в аграрных вузах активно использовались технологии заочного и вечернего обучения того времени. Из общего числа обучающихся в аграрных вузах заочники составляют не менее 45%. Для этой цели был создан Всесоюзный сельскохозяйственный институт заочного образования (1930, Балашиха Московской области).

В составе аграрных вузов суммарно работали сотни различных научных подразделений, в том числе проблемные научно-исследовательские лаборатории, опытные станции, кафедральные научно-исследовательские лаборатории, учебно-опытные хозяйства и лесхозы. К сожалению, на фоне отсутствия внутренней потребности в научных исследованиях, такая диверсификация порождала только «мелкотемье» и не способствовала удержанию передовых позиций на фронтире мировой сельскохозяйственной науки, которыми ранее обладала Россия.

 

Особенности внутреннего уклада советских аграрных вузов

В советское время в вузах АПК велась подготовка кадров по 34 специальностям (агрономия, зоотехния, ветеринария, механизация сельского хозяйства, электрификация сельского хозяйства, гидромелиорация и др.) и 41 специализации, в т.ч. звероводство, коневодство, агромелиорация, кормопроизводство, производство, механизация животноводства и т. д.

На первых двух курсах велась общенаучная подготовка (высшая математика, физика, химия, биология, зоология, микробиология, генетика, биохимия, биофизика, физиология, геодезия, агрометеорология, иностранный язык). Специальные дисциплины, например, зоогигиена, агрохимия, растениеводство, земледелие, энтомология и мелиорация, преподаются с 3-го курса.

В период сельхозработ студенты проходили учебную и производственную практику в учхозах и хозяйствах, овладевая рабочей профессией в сельском хозяйстве (шофера, тракториста, комбайнера и др.). Выпускники аграрных вузов в два последних десятилетия советской власти начали проходить годичную стажировку в реальных хозяйствах (колхозах и совхозах) на должностях младших специалистов.

Подготовка научно-педагогических кадров для сельского хозяйства велась через аспирантуру аграрных вузов и научно-исследовательских институтов в структуре РАСХН и Минсельхоза. К середине 80-х годов в аграрных вузах работало около 35 тыс. преподавателей, в т. ч. 1,5 тыс. докторов наук и профессоров, 15 тыс. кандидатов наук и доцентов.

Но это лишь внешняя, формальная сторона дела. Значительное распространение в советский период получила подготовка специалистов узкого профиля по очень дробной и быстро устаревающей номенклатуре в ущерб подготовке специалистов широкого профиля. Это существенно ограничивало возможность использования выпускников в работе крупных многоотраслевых хозяйств, особенно на руководящих должностях.

В аграрных вузах позднего советского периода широкое распространение получила практика открытия факультетов и кафедр с малочисленным контингентом студентов, что приводило к росту административных издержек, распылению средств и неправильному использованию научно-педагогических кадров.

Обеспечение учебно-опытных хозяйств аграрных вузов длительное время велось по остаточному принципу, в результате чего вся материальная база морально устарела. Качество учебно-производственной практики студентов оставляет желать лучшего, часто она проводится формально и не дает будущим специалистам необходимых производственных навыков.

Подготовка специалистов для АПК в Сибири и особенно на Дальнем Востоке СССР не удовлетворяла запросы отрасли ни по количеству, ни, тем более, по качеству. А распределяемые в восточные районы СССР выпускники европейских сельхозвузов не удавалось там локализовать.

Многие из тех тысяч остепененных преподавателей аграрных вузов, которых упоминали ранее, давно выпали из настоящей исследовательской повестки, не в состоянии писать хорошие научные статьи, а «пописывают методички», чтобы формально переизбираться на должность, реального конкурса на которые, как правило, нет. Участились случаи, когда уходя в аспирантуру, докторантуру или творческий отпуск, преподаватель выходит из него без предоставления диссертации.

 

Аграрное образование в 90-е и «нулевые» годы

Контекст, на фоне которого трансформировалось аграрное образование в 90-е

Прежде чем рассматривать процессы в высшем аграрном образовании 90-х сначала остановимся на том контексте, на фоне которого они происходили.

К концу 80-х в аграрной сфере главными основаниями экономики были декларативно – государственная, а реально – номенклатурная собственность на землю, средства производства и результаты труда производителей, директивный характер планирования и контроля, искусственное поддержание АПК с помощью субсидий низких цен на средства производства для сельского хозяйства и на его продукцию.

Аграрная политика правительства России, проводимая с конца 1991 года, не являла из себя целостную реформу, скорее это разрозненные попытки реформаторских действий. Эти действия были сориентированы преимущественно на деколлективизацию. Основополагающие документы этой «реформы»:

  • Указ Б.Н. Ельцина 1991 г. «О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР»,
  • Указ Б.Н. Ельцина 1993 г. «О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в России».

Реформаторы в начале 90-х годов верили, что новоиспеченные российские «фермеры» быстро накормят страну подобно фермерам США. Похоже, у «реформы» была еще одна, более глобальная цель – нарастить на селе «средний класс», собственников средств производства и земли, чтобы снизить сопротивление села городскому капитализму.

В «фермеры» пошли не только настоящие сельские труженики, которых практически уничтожили за предыдущие 70 лет, но и далекие от сельской действительности горожане авантюристического склада, просто рассчитывавшие на получение кредитов.

Деколлективизация сильно разрушила и без того немногочисленный «средний класс» деревни, сложившийся к концу перестройки. За годы преобразований 90-х годов деревня сильно обнищала, большинство крупных хозяйств деградировало и натурализовалось, как следствие многие конкурентоспособные на рынке труда работники из деревни ушли или сменили род занятий.

В результате реформационные процессы 90-х годов привели к натурализации крупного товарного хозяйства на селе, резко расширили сектор подсобных хозяйств и массовый импорт сельскохозяйственной продукции из-за рубежа. Т.е. по существу утрата продовольственной безопасности страны.

 

Выживание «любой ценой»

Из сказанного выше видно, что аграрное образование встретило 90-е годы в состоянии, мягко говоря, не очень удовлетворительным. В значительной степени причины этого кроются в самой сельскохозяйственной отрасли, которая была накануне перестройки «скорее мертва, чем жива». Достаточно вспомнить старую шутку 80-х: «сельскохозяйственные работы, во время которых колхозники помогают работникам умственного труда собирать урожай».

На фоне этого не очень продуманные и достаточно жесткие «реформы» 90-х для российского села оказались просто фатальны. В результате чего в «нулевые» сама материнская для аграрных вузов сельскохозяйственная отрасль оказалась не в состоянии транслировать внятный запрос на кадры и их компетенции. Тот остаточный принцип, о котором мы говорили применительно к советскому периоду, был возведен даже не в квадрат, в куб.

На фоне того, как село выживало приусадебным хозяйством, вахтовой работой на севере или в мегаполисах, а то и просто спивалось, как могли, выживали и вузы. Немного легче было аграрным вузам Москвы и Санкт-Петербурга, «приближенных» к Минсельхозу и фактически являющихся головными для отрасли. Как-то смогли приспособиться и не слишком деградировать или даже извлечь свои бенефиты из свободы 90-х аграрные вузы Черноземья и юга России, которые были окружены наиболее жизнеспособными агропромышленными предприятиями.

Судьба большинства остальных, и в первую очередь аграрных вузов Сибири и Дальнего Востока, оказалась незавидна. Чтобы хоть как-то выжить и не утратить организационную целостность, они вынуждены были «напрягаться не на шутку».

Вслед за ослабевшей их базовой отраслью (АПК) большинство этих вузов под давлением платежеспособного спроса со стороны населения, и вступив в неравную конкурентную борьбу с вузами других типов, вынуждены были значительно диверсифицироваться. Многие «по ходу пьесы» потеряли живую связь со своими работодателями на селе, хотя продолжали ее декларировать.

Чтобы как-то остаться на плаву в большинстве таких аграрных вузов были открыты непрофильные факультеты (экономические, юридические и др.). На фоне ослабевания связи со своими головными вузами, многие такие «нишевые» вузы, хотя и стали громко именоваться академиями, а то и университетами, качественно деградировали.

Псевдообразование, когда одни делают вид, что учат чему-то, а другие, что учатся чему-то, это про них, но об этом в следующем разделе обзора.

 

Аграрные университеты в «новейшее время»

Аграрные вузы «массового спроса»

На сегодняшний день система высшего аграрного образования Минсельхоза включает в себя 55 вузов – среди них 33 аграрных университета, 21 сельхозакадемия и 1 сельскохозяйственный институт, они расположены в 58 субъектах РФ. Кроме того, она включает более 30 сельскохозяйственных факультетов и институтов в неаграрных вузах.

Основные направления подготовки специалистов аграрного профиля сосредоточены в двух группах – «Сельское, лесное и рыбное хозяйство» (11 направлений) и «Ветеринария и зоотехнологии» (2 направления). Суммарная мощность этой «образовательной машины» составляет приблизительно 150 тыс. чел. в год.

Все эти вузы относительно той классификации, которую мы использовали для классических, технических университетов и других типов наши вузов – это вузы «массового спроса». Ни один аграрный вуз в современной России не «зашел» в проект национальных исследовательских университетов или проект 5-100 (глобально конкурентоспособные университеты), соответственно не наделен каким-либо отличительным статусом.

Показательно, что даже в конкурсе опорных университетов, где «входная планка» была гораздо ниже, и НИУ и вузы проекта 5-100 просто не допускались до конкурса, нет ни одного аграрного вуза.

Из 90-х аграрные вузы вышли сильно диверсифицированными, открыв «в довесок» к профильным специальностям весь «джентельменский набор»: экономика, менеджмент, юриспруденцию и т.д. и т.п. Обычным объяснением открытия этих специальностей было что-то типа, что мы готовим не просто экономистов, а экономистов, понимающих в селе (лучшая версия), или что «чужие» экономисты не хотят ехать на село, а наши хотят (худшая версия). Т.е. во втором случае получается, это какие-то «недоэкономисты», которым просто деваться больше некуда, кроме как воспользоваться неконкурентным предложением.

А на самом деле специальности из общественного блока они открывали, чтобы хоть как-то сбалансировать финансовую модель вуза и на фоне хронического недофинансирования по профильным программам, где почти нет внебюджетников, за счет блатных программ, демпингующих на рынке образования по общественным наукам, «перекрестно субсидировать» остальную часть вуза.

Количество дипломированных специалистов, включая и бакалавров и магистров, в сельском хозяйстве неуклонно снижается. Доля насыщенности специалистами с высшим аграрным образованием основных служб сельскохозяйственных организаций сегодня составляет не более половины от желаемого.

Из 25 тысяч руководителей сельскохозяйственных организаций только две трети имеют высшее образование, у половины из них – аграрное образование, у четверти – экономическое или управленческое образование и еще у четверти – непрофильное. Меньше всего «носителей» высшего образования среди главных бухгалтеров, главных инженеров и главных энергетиков и электриков.

Причем с каждым годом количество руководителей и специалистов аграрных предприятий с высшим образованием уменьшается, и на сегодняшний день дефицит в квалифицированных кадрах уже приближается к 100 тыс. человек. При ежегодном выпуске из вузов, превышающем дефицит на 50 тысяч человек, потребность бизнеса в специалистах только увеличивается. По мнению экспертов ключевая причина кроется в несоответствии современного аграрного образования реальным потребностям рынка труда на селе.

Разрыв между получаемым, довольно абстрактным («книжным») образованием и необходимым опытом только увеличивается. Образовательный процесс в аграрных вузах оторван от деятельности в реальном секторе, аграрном бизнесе, причем выпускники выходят из вуза не просто не готовыми к работе («недоспециалисты»), но и не желающими работать.

К числу ключевых причин этого, в свою очередь, можно отнести очень низкий контингент абитуриентов аграрных вузов, которые изначально приходят в них с единственной мотивацией, получить диплом о высшем образовании, что называется «малой кровью». Такой контингент студентов формирует специфический запрос и к профессорско-преподавательскому составу аграрных вузов, что приводит к выдавливанию из системы ищущих и требовательных преподавателей с замещением их теми, кому просто нечего дать студентам ни как теоретикам, ни как практикам. 

Получаемое в результате такого обучения высшее образование, на наш взгляд, откровенно проигрывает по реальной полезности для обучающегося среднему профобразованию, и тем более – проигрывает самозанятости. Если эти 4 года потратить на выстраивание собственного дела, вполне вероятно, на селе, формирование соответствующей клиентской базы, то можно добиться неизмеримо большего. Более подробно об этом можно посмотреть в нашем отдельном обзоре.

А поскольку такая ситуация длится уже 25-30 лет, то в аграрных вузах острейшая нехватка кадров с современными технологическими компетенциями, в первую очередь в областях агрономии, ветеринарного дела и зоотехнии.

Анализируя средний балл ЕГЭ поступающих в аграрные вузы, на сегодняшний день точно можно констатировать, что даваемое в них образование остается непривлекательным для абитуриентов. Это красноречиво подтверждают цифры Минсельхоза, что более 90% выпускников аграрных вузов работают не по специальности. Так весь АПК непривлекателен для выпускников и абитуриентов, сначала в сельскохозяйственные вузы попадают те, кто больше никуда не попал, а потом, получив вожделенный диплом, идут «куда глаза глядят», хоть овощами на рынке торговать.

Отпугивают риски, что на селе работа тяжелая, а достойно зарабатывать и построить карьеру при этом сложно. Не добавляет оптимизма и представление о качестве жизни на селе; оторванность, плохой интернет, «никакой» досуг.

По существу, мы сейчас «расхлебываем» последствия полной коллективизации, когда сословие колхозного крестьянства стало основной тягловой силой индустриализации нашей страны. В результате мы в краткосрочной перспективе смоги перейти в индустриальный технологический уклад ценой «убийства» в долгосрочной перспективе не просто целой отрасли, но и его опорного сословия – крестьянства. Теперь стране предстоит по крохам, кропотливо воссоздавать не только «жесткую инфраструктуру» села (дороги, сети и пр.), но и, что гораздо сложнее, «мягкую инфраструктуру» (среду, ценности).

 

Аграрные вузы в мировом «табеле о рангах»

На сегодняшний день Россия – это единственная страна среди топ-10 производителей продукции АПК в мире, чьи сельскохозяйственные вузы практически не входят в основные мировые рейтинги высших учебных заведений: QS, THE и ARWU (мы даже не писали такого обзора, не о чем писать).

Единственным исключением является только Российский государственный аграрный университет — Московская сельскохозяйственная академия имени им. К. А. Тимирязева, который попадает в два региональных рейтинга QS: в QS BRICS, где занимает место 231-240, и QS EECA (страны Восточной Европы и бывшего СССР), где занимает место в диапазоне 201-250.

В «подвал» предметных рейтингов THE и ARWU по сельскому и лесному хозяйству, а также ветеринарии, попадают несколько наших классических университетов с исследовательской стратегией (МГУ – ARWU 401-500, СПбГУ – THE 301-400, НГУ – THE 301-400 и ДВФУ – THE 601+), ни в одном из которых нет сельскохозяйственного или ветеринарного факультета.

В этом контексте, поскольку устоявшиеся рейтинги просто не захватывают (не видят) наши аграрные вузы, а отличать хорошие аграрные вузы от плохих, которых на просторах нашей родины ох как не мало, надо, обратите внимание на наш рейтинг российских вузов «Национальное признание». Он именно для этого и придуман.

Оставьте комментарий