Экономические вузы России

Появление экономических вузов в Российской Империи: коммерческие училища, коммерческие курсы и коммерческие институты. Экономические и управленческие вузы и факультеты в СССР. Трансформация экономического образования в период перестройки, в 90-е и «нулевые» годы. Высшее экономическое образование в России сегодня: экономические факультеты исследовательских университетов, экономические вузы «массового спроса» и экономическое псевдообразование.

 

Появление вузов экономической направленности в Российской Империи

Российские коммерческие училища XVIII-XIX веков

Коммерческие курсы и коммерческие институты начала XX века

Экономические вузы и факультеты в СССР

Высшее экономическое образование в «раннем» СССР

Экономические вузы (факультеты) в «довоенный» период

Экономические вузы (факультеты) в «послевоенный» период

Трансформация экономического образования в период перестройки, в 90-е и «нулевые» годы

Высшее экономическое образование в России сегодня

Экономические факультеты исследовательских университетов

Экономические вузы «массового спроса»

Экономическое псевдообразование

 

 

Появление вузов экономической направленности в Российской Империи

Российские коммерческие училища XVIII-XIX веков

Возникновение экономического образования в Российской Империи неразрывно связано с коммерческим образованием, своеобразным предшественником современного бизнес образования, нацеленным дать знания, полезные для торговой деятельности.

Первое коммерческое училище (Демидовское коммерческое училище при Московском Воспитательном доме в 1772 году для обучения купеческих детей) возникает в России в то время, когда — по утверждению автора статьи в Энциклопедии Брокгауза и Ефрона — «на Западе не было ещё ни одной школы с такой специальностью». В 1799 г. училище отделили от воспитательного дома, и как самостоятельное учреждение перевели в Петербург, что уберегло его от пожара 1812 года в Москве.

В число специальных предметов, преподаваемых в Демидовском коммерческом училище, помимо иностранных языков, входили:

  • бухгалтерия,
  • законоведение,
  • история торговли,
  • коммерческая арифметика,
  • коммерческая география,
  • корреспонденция,
  • политическая экономия,
  • техническая химия,
  • товароведение.

Выпускникам Демидовского училища давалось звание личного почетного гражданина, чин XIV класса (детям дворян и чиновников), а также присваивалось звание кандидата коммерции (окончившим с отличием).

Взамен переведенного в Петербург Демидовского коммерческого училища в 1810 году в Москве на базе коммерческого пансиона была учреждена Московская практическая академия коммерческих наук.

В 1880 г. на средства петербургского купечества было открыто Петровское коммерческое училище для детей купеческого сословия, его образовательные программы мало отличались от программ Демидовского коммерческого училища.

Коммерческие училища, поскольку предоставляют общее образование, а также подготовку к коммерческой деятельности в виде ряда специальных предметов на последних 2 курсах, приблизительно соответствуют сегодняшнему среднему профессиональному образованию. Все «дореволюционные» коммерческие училища были частными или общественными (но не государственными) образовательными учреждениями.

 

Коммерческие курсы и коммерческие институты начала XX века

До 1894 года все коммерческие училища находились в ведении Министерства народного просвещения, в 1894 году они были переданы в ведение Министерства финансов, а с 1906 года и до Октябрьского переворота 1917 года коммерческие училища находились в ведении Министерства торговли и промышленности. Именно в этот период 4 таких училища приобретают статус высших учебных заведений:

  • Московский коммерческий институт Общества распространения коммерческих знаний, 1906 (сейчас – Российский экономический университет имени Г. В. Плеханова),
  • Высшие коммерческие курсы М. В. Побединского в Петрограде, 1906 (сейчас – Санкт-Петербургский государственный экономический университет),
  • Петроградский коммерческий институт, 1906 / Петроградский институт высших коммерческих знаний, 1910 (сейчас входит в состав Санкт-Петербургского политехнического университета имени Петра Великого),
  • Практическая восточная академия Императорского общества востоковедения в Петрограде, 1910 (сейчас входит в состав Северо-Западного института управления – филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации).

 

Экономические вузы и факультеты в СССР

Высшее экономическое образование в «раннем» СССР

В поисках оптимальной структуры высшего образования новое руководство страны играло с масштабом отдельных вузов, с их количеством и внутренней структурой, не обошло это стороной и систему экономических и социальных вузов и факультетов. Начались масштабные внутренние реорганизации вузов: социально-гуманитарные направления сливались в единые факультеты общественных наук.

В 1919 году в Москве открываются для этого вечерние курсы, в дальнейшем вошедшие в систему рабочих факультетов (сокр. рабфаков). Прообраз первого рабфака Советской России начал действовать, по инициативе М. Н. Покровского в том же 1919 году на базе бывшего Московского Коммерческого института (впоследствии Московский институт народного хозяйства им. Г. В. Плеханова, ныне Российская экономическая академия. В том же году возобновляет работу и Петроградский коммерческий институт, который становится, аналогично московскому, Институтом народного хозяйства.

Введенный в 1918-1920 «военный коммунизм» рассматривался не как перспективная политика, а как временная мера. Это подтверждает и тот факт, что несмотря на самый разгар Гражданской войны, и на то, что советская власть утвердилась далеко не по всей стране, в декабре 1918 года Наркомфин принимает решение о создании Московского финансово-экономического института (сейчас – Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации).

Этот специализированный финансовый вуз не имел аналогов в Российской империи. По уровню своей подготовки его выпускники с высшим образованием покрывали будущие потребности экономики в части учётно-экономических специальностей — их подготовку до революции в известной степени обеспечивали высшие коммерческие училища.

К концу 1920-х годов одним из ведущих центром подготовки специалистов с высшим образованием в области товароведения и торговли («по-старому», коммерции) становится Ленинградский институт народного хозяйства, получающий при преобразовании в 1930 году название Института советской торговли (ныне входит в состав Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого).

Хотя проводившаяся в 1921-28 гг. «Новая экономическая политика» (НЭП) и сопровождалась видимым восстановлением многих «старорежимных» элементов, включая частное предпринимательство, сам термин «коммерческий», заимствованный ещё в петровскую эпоху из германских языков, стал выпадать из лексикона, заменяясь русским словом «торговый». Однако понятие «коммерческий» применительно к образованию выходит из употребления как термин, но не как объект.

Вновь созданная в СССР система высших специальных учебных заведений перекрывает практически всю область знаний, необходимых для подготовки работников сферы внутренней и внешней торговли, финансов и кредита, изучения внутреннего и внешних товарных рынков, развития товароведения — то есть всех сфер, в которых до революции трудились выпускники коммерческих школ, училищ и институтов.

 

Экономические вузы (факультеты) в «довоенный» период

Принятие в 1927 году Первого пятилетнего плана на 1928-1932 гг. обозначило переход СССР от смешанной многоукладной экономики к плановой социалистической экономике.

Для этого пришлось почти с нуля создавать новую систему управления экономикой, финансовых и хозяйственных органов; отладить сбор и обобщение статистической и другой коммерческой информации в масштабах страны. Обозначившаяся активизация внешнеэкономических связей привела к необходимости выполнения товароведческих экспертиз по обширной «заграничной» номенклатуре новых товаров. Все это вызвала необходимость реорганизации системы торгово-экономического образования в СССР.

Многопрофильность образовательных программ коммерческих институтов Российской Империи была «заточена» на интересы, как сейчас бы сказали, малого и среднего бизнеса с упором на инициативу и предпринимательство, а нужны были специалисты для плановой экономики, «экономисты-государственники». На это еще накладывалась немаловажная идеологическая составляющая, теперь социально-экономические науки и образование в этой области полностью контролировались идеологически, а их развитие определялось политическими задачами «партии-государства».

Поэтому на смену небольшим негосударственным коммерческим институтам под новые задачи начинают создаваться крупные вузы социального и экономического профилей, а в ранее существовавших вузах социально-гуманитарные направления сливаются в единые факультеты общественных наук.

В 1930 году был воссоздан ранее закрытый Московского финансово-экономический институт (сейчас – Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации), единственный вуз, готовящий сотрудников финансовых учреждений страны. В этом же году из экономического факультета Ленинградского политехнического института был образован Ленинградский финансово-экономический институт (сейчас входит в состав Санкт-Петербургского государственного экономического университета).

В этом же году создан Ленинградский торгово-экономический институт имени Фридриха Энгельса (сейчас ЛИСТ входит в состав Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого), как и МИНХ специализирующийся на товароведении. Так как Ленинград в СССР был важнейшим внешнеторговым портом, многие выпускники работали в системе Торгово-промышленной палаты на экспертизе экспортно-импортных грузов.

В 1931 году (вуз с 1939 г.) по инициативе А.И. Микяона при СНК СССР создается Всесоюзная академия внешней торговли (сейчас – Всероссийская академия внешней торговли), как центр подготовки специалистов по специальности «Международные экономические отношения» и проведения исследований конъюнктуры мировых рынков.

Также в 1931 году по Постановлению СНК СССР для подготовки экономистов-плановиков по специальностям «Экономика промышленности» и «Экономика сельского хозяйства» был создан Средневолжский планово-экономический институт (сейчас – Самарский государственный экономический университет).

В 1930-е годы на базе отдельных факультетов Московского института народного хозяйства им. Г.В. Плеханова (национализированный еще в 1919 году Московский коммерческий институт Общества распространения коммерческих знаний) созданы Московский экономико-статистический институт, Московский энергетический институт, Московский институт пищевой промышленности и др. МИНХ долгие годы был главной кузницей кадров Госплана и Госснаба СССР.

Перед Великой отечественной войной, в 1940 году в Ленинградском университете (сейчас Санкт-Петербургский государственный университет) открывается экономический факультет. Годом позднее (в 1941 г.) экономический факультет был открыт в МГУ. Идея была в том, чтобы несколько разгрузить профильные экономические университеты в вопросах подготовки специалистов в области планирования народного хозяйства.

 

Экономические вузы (факультеты) в «послевоенный» период

В 1944 году, т.е. еще за год до окончания Второй Мировой войны, СНК СССР преобразует созданный годом ранее международный факультет МГУ в самостоятельный Институт международных отношений.

Сразу после завершения Второй мировой войны, в 1946 году для теоретической подготовки работников центральных партийных учреждений, ЦК коммунистических партий союзных республик, райкомов и обкомов ВКП(б), а также преподавателей вузов, научных работников научно-исследовательских учреждений и научных журналов как высшее партийное учебное заведение СССР была создана Академия общественных наук при ЦК КПСС.

В послевоенное время система экономических и социальных вузов и факультетов расширялась, но качественных изменений не претерпевала. В своем развитии она была достаточно жестко ограничена канонами марксистско-ленинской идеологии, марксистской политической экономии и задачами плановой экономики.

В 1967 г. на базе экономического факультета Уральского государственного университета им. А.М. Горького и свердловского филиала Московского института народного хозяйства был образован Свердловский институт народного хозяйства (сейчас – Уральский государственный экономический университет).

Открыт ряд филиалов Московского института народного хозяйства им. Г.В. Плеханова («Плешки»), в т.ч. даже во Владивостоке (сейчас – Школа экономики и менеджмента в составе ДВФУ).

Для обеспечения экономики квалифицированными кадрами в сфере обслуживания населения в 1950-е и 1960-е годы открываются институты бытового обслуживания, например, Высшая школа промысловой кооперации (сейчас – Российский государственный университет туризма и сервиса), Шахтинский технологический институт бытового обслуживания (сейчас – Филиал-Институт сферы обслуживания и предпринимательства ДГТУ) и Дальневосточный технологический институт бытового обслуживания (сейчас – Владивостокский государственный университет экономики и сервиса).

В общей сложности к окончанию периода «развитого социализма» страна подошла с 35 вузами менеджерально-экономического, социального или сервисного профиля.

 

Трансформация экономического образования в период перестройки, в 90-е и «нулевые» годы

Масштабные перемены в идеологии, экономической и политической жизни СССР, начавшиеся «на бумаге» после провозглашения «Ускорения» генеральным секретарём ЦК КПСС М. С. Горбачевым на пленуме ЦК КПСС в 1985 г. и уже «на деле» после объявления «Перестройки» в качестве новой государственной идеологии на пленуме ЦК КПСС в 1987 г.

Дополнительной остроты моменту придали два сильнейших удара по советской экономике в 1986 г.: во-первых, многократное падение цен на нефть до исторического минимума (почти до 10 долларов за баррель) и Чернобыльская катастрофа.

Провозглашался курс на «совершенствование социализма», а не на «построение коммунизма», как это говорилось на протяжении десятилетий. Целью реформ была всесторонняя демократизация сложившегося в СССР общественно-политического и экономического строя.

В это время впервые были приняты законы «Об индивидуальной трудовой деятельности», «О кооперации в СССР», на уровне постановлений Правительства СССР был дан зеленый свет созданию совместных предприятий с зарубежными компаниями. Все это разрешает как отдельным гражданам, так и их объединениям в форме заниматься любыми прямо не запрещенными законом видами деятельности, в том числе торговлей.

Все эти меры немедленно повлекли за собой резкое повышение спроса не только на учетных работников, но и на лиц, имеющих коммерческий опыт работы, в особенности с зарубежными контрагентами. Вообще престиж экономического образования (наравне с юридическим) в глазах широких слоев общественности стал быстро расти.

Ключевую роль в трансформации высшего образования в годы перестройки и последовавшие за этим 90-е и «нулевые» годы сыграло появление новых заказчиков. В первую очередь это сами студенты и их семьи, заинтересованные в получении высшего образования, дающее преимущество на рынке труда. В это время стали проявлять и первые, что называется, работодатели, обозначающие свои кадровые запросы перед вузами.

Основных инструментов выполнения заказа на образование в социально-экономической сфере было два. Во-первых, это внебюджетные места в государственных вузах – экономические и другие подобные им факультеты стали массово открывать в вузах самого разного типа, за исключением, разве что, медицинских. Во-вторых, это полностью негосударственные вузы, как грибы открывавшиеся по всей России, при всей их пестроте большинство из них фокусировались именно на направлениях экономики и общественных науках.

Т.е. экономическое образование в стране в государственных вузах можно было получить как полностью бесплатно, так и платно. Такой финансовый механизм способствовал переходу вузов, еще боровшихся за административный ресурс, к реальной конкуренции за платежеспособный спрос населения. Основной платежеспособный спрос в этот момент пришелся на направления подготовки, ориентированные на инфраструктуру рыночной экономики и активно растущий сектор услуг. При этом запрос рынка труда транслировался вузам не напрямую, а опосредовано через спрос населения, что приводило к искажению этого запроса.

Реакцией системы высшего образования на невиданный ранее спрос населения на высшее образование для сервисно-ориентированной экономики на протяжении 90-х и «нулевых» было несбалансированное предложение вузов по экономико-менеджеральным, социальным и частично гуманитарным направлениям подготовки. Только в государственном секторе с 35 вузов, которые достались «перестройке» от «советского прошлого», количество утроилось и перевалило за 100 единиц. Еще не менее 200 вузов было создано в негосударственном сегменте.

И эти не менее 300 экономических вузов – это без учета филиалов как государственных, так и негосударственных вузов, К завершению «нулевых» на один среднестатистический государственный вуз в среднем приходилось 1,6 филиала, на негосударственный – 1,3. Следовательно только экономические вузы породили около 420 филиалов, а с учетом филиалов всех остальных вузов, большинство из которых на уровне своей «филиальной политики» исповедовали «экономические приоритеты» (филиалы всегда жили на самоокупаемости и преимущественно за счет внебюджета) общее количество экономических филиалов по приблизительным оценкам по стране могло превысить 1,5 тыс.

И последний момент, на котором бы хотелось остановиться при обзоре этапа 90-х и «нулевых» – это появление феномена экономического университета (вместо привычного института). «Ящик Пандоры» был открыт Законом от 22 августа 1996 г. № 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», в котором была впервые введена типология вузов: университеты, академии и институты. Поскольку критерии были заложены размытые, то на фоне сигнала, что университеты круче институтов (а академии – нечто среднее), за 10 лет все!!! институты (точнее процентов 90-95) стали даже не академиями, а университетами. По существу это просто девальвировало само понятие университета в современной России, это стало почти синонимом слову вуз.

 

Высшее экономическое образование в России сегодня

Экономические факультеты исследовательских университетов

Из университетов, которые можно назвать исследовательскими, только один является целиком экономическим – это «Вышка» – НИУ Высшая школа экономики, хотя он сейчас активно развивает неэкономические направления и позиционирует себя уже как классический университет.

Из формальных критериев, подтверждающих исследовательский профиль (статус), «Вышка» не только имеет статус национального исследовательского университета, но и возглавляет Ассоциацию глобальных университетов (проекта 5-100). Кроме этого, она же возглавляет и Ассоциацию ведущих вузов в области экономики и менеджмента.

Примечательно, что членами этой Ассоциации, кроме специализирующихся на экономике или менеджмента вузов (РЭШ, РАНХиГС, «Плешка», Финансовый университет и т.д.), являются несколько ведущих классических университетов (МГУ, СПбГУ, НГУ, УрФУ и др.) и даже технических вузов (МФТИ, МИФИ и МИЭТ), имеющих в своем составе экономические факультеты или институты.

Вообще все 10 федеральных университетов и большинство национальных исследовательских (еще 29 вузов) имеют в своем составе в той или иной степени сложившиеся факультеты (институты, школы) экономическо-менеджеральной и иной «общественно-научной» направленности, что уже не так мало. К этому, еще добавляются пара вузов из проекта 5-100 (Тюменский и Южно-Уральский госуниверситеты), которые не попадают в первые две категории, но, учитывая рамку проекта 5-100, как минимум вынуждены исповедовать исследовательскую стратегию.

В отдельном обзоре мы дадим подробный обзор текущим результатам этой самой гонки за глобальную узнаваемость российских экономических вузов (Глобально узнаваемые классические университеты России. Общий рейтинг, социальные науки, экономика, бизнес и менеджмент).

Здесь ограничимся только общими цифрами нашей представленности в глобальных образовательных рейтингах. Так вот уже 100 российских вузов в принципе попадают хотя бы в один из трех таких признаваемых рейтингов (QS, THE или ARWU), 9 таких вуза могут быть отнесены к категории экономических (или социально-экономических) университетов. Еще 8 классических (относя к ним «Вышку»), технических и даже негосударственных вузов заметны в предметных рейтингах по социальным наукам, экономике, бизнесу и менеджменту. В общем, есть из чего выбрать.

 

Экономические вузы «массового спроса»

Изначально для вузов социально-экономического профиля них фактор научного потенциала не являлся значимым, так как эти вузы, как правило, не рассматривались в качестве производителей научного знания (настоящий научный поиск в области общественных наук за 70 лет советского режима был полностью «вытравлен»). Те немногочисленные наиболее сильные вузы (факультеты) в области экономики и общественных наук были рассмотрены нами в числе исследовательских университетов.

В отличие ото всех остальных типов вузов экономические вузы не могли адаптироваться через масштабную диверсификацию, так как этот процесс протекал обычно именно за счет экспансии в социально-экономическую область. Исключение могут составлять только области IT и языковой подготовки (преимущественно европейские языки), которые открывались во многих экономических вузов.

Характерная черта экономических вузов – преобладание мелких негосударственных вузов (около 200 на начало «нулевых»). Даже в государственном секторе именно в 90-е годы был открыт ряд новых вузов, или ранее существовавшие вузы «перекрасились» и начали позиционировать себя как экономические.

По аналогии со сделанными нами ранее обзорами классических университетов и технических (университетов) вузов, экономические вузы «массового спроса» можно разделить на две группы сопоставимого размера: экономические «социальные лифты» и экономические «социальные сейфы».

Определение экономических «социальных лифтов» очень простое. На фоне отсутствия заметной узнаваемости в научном поиске – это вузы с достаточно качественным приемом и пользующиеся популярностью на рынке, в т.ч. за счет осмысленного ограничения доли коммерческих студентов. Последнее наиболее характерно для региональных вузов, обеспечивающих воспроизводство кадров для экономики своего региона, не способных сформулировать такое уникальное коммерческое предложение, которое позволило бы им выйти за пределы «шаговой доступности».

Часть таких экономических «социальных лифтов» работают через встраивание в обеспечение потребностей регионального рынка труда в кадрах для «мягкой» (розничная торговля, сфера услуг, образование и пр.). Другие имеют устойчивый рынок труда для своих выпускников, будучи связанными с одной или несколькими крупными компаниями, в том числе государственными.

 

Экономическое псевдообразование

Экономические «социальные сейфы» мы определяем как вузы с очевидно некачественным приемом, который вытекает из преобладания персонала соответствующего качества. Среди этой группы вузов есть как совсем «уходящие» с рынка вузы, набор в которые сокращается, так и те, кто осмысленно сделал ставку не на качество, а на количество (они могут привлекать значительное число внебюджетных, а иногда и бюджетных, студентов).

В любом случае, эти экономические «социальные сейфы» ориентируются приоритетно на платежеспособный спрос населения на массовое общее высшее образование и получение «диплома социальной нормальности», делая это лучше или хуже. Ежегодный траффик студентов («вход-выход») через такие сейфы по нашим оценкам составляет до 15 тыс. чел.

Экономические вузы фактического общего высшего образования, работающие по принципу «социальных сейфов», обеспечивают почти тотальный доступ населения к высшему образованию. «Отбраковка» касается только явных девиаций, и эти вузы позволяют молодежи приобрести минимальные социальные навыки, как-то подготовиться к взрослой жизни.

При этом перечень направлений подготовки может быть любой, но это формальность, так как ни о какой реальной подготовке к рынку труда речи идти не может. Научной компоненты нет не только по образовательным программам, но и сами преподаватели не встроены в современную науку по заявленным направлениям (либо давно «выпали» из нее, либо и не были встроены в систему научных исследований).

Их отличительной чертой является расхождение заявленной и реальной функции по отношению к основным рынкам. Хотя по факту основная функция этих вузов – социализирующая, они могут декларировать мифическую востребованность своих выпускников. Но единственным спросом, который эти вузы обеспечивают, является спрос широких слоев населения на дипломы, поскольку наши многие профстандарты выдвигают формальные требования к профильному высшему образованию.

Суммарно по приблизительным оценкам студенты, выбирающие вуз именно как доступ к диплому о высшем образовании, с учетом «вечерников», «заочников», «дистанционщиков», а также обучающихся в филиалах и негосударственных вузах, составляют более половины (или даже до трех четвертей) от общей численности студентов экономических вузов и факультетов. Страшно, но следует признать, что их выпускники хотя и получат более качественную социализацию, чем средняя школа (некая «высшая гимназия»), но им не гарантируются даже основы актуальных, а не «книжных», профессиональных компетенций.

Особенно внимательным нужно быть в группе вузов «социальных сейфов», где немало вузов, в которых образовательный процесс лишь имитируется. Это когда и «профессор» и «студент» стремятся выполнить требования образовательного стандарта только формально. В результате студент не получает заявленных компетенций, и получает диплом о высшем образовании, за которым ничего не стоит. По существу это легальная (не криминальная) покупка диплома, только процесс покупки растянут во времени.

Для того, чтобы не путать пусть и не самые хорошие, но честные экономические вузы, которые дадут вам полезные навыки хотя бы для работы на региональном рынке труда, и псевдовузы, вся деятельность которых основана на реализации программ псевдообразования, и связанными с этим имитацией и мимикрией, мы и предлагаем свой рейтинг вузов «Национальное признание». С его помощью которого вы сможете выбрать для себя такой экономический вуз, в котором работают настоящие самодостаточные и востребованные профессора и преподаватели.

Не лишним будет также соотнести свой выбор с уровнем ЕГЭ, поступающих в вуз (часть 1, часть 2), это позволит вам отсечь, с одной стороны вузы со слишком низкой «планкой входа», в которых вам будет неуютно рядом с «простоватыми» студентами (а, вероятно, и преподавателями), а с другой стороны, исключить вузы с завышенными для вас требованиями.

Будьте внимательны и не обманывайте сами себя!

 

Медицинские вузы России

Становление высшего медицинского образования в Российской Империи. Высшие медицинские учебные заведения в советский период и реформы высшего медицинского образования в СССР. Медицинское образование в 90-е и «нулевые» годы и медицинские университеты в «новейшее время»: уровни обучения и аккредитации, медицинские вузы и факультеты исследовательского типа и медицинские вузы «массового спроса».

 

Становление высшего медицинского образования в Российской Империи

Аптекарский приказ (XVII век)

Становление системы медицинских вузов в Российской Империи

Высшие медицинские учебные заведения в советский период

Первая реформа высшего медицинского образования в СССР

Вторая реформа высшего медицинского образования в СССР

Медицинское образование в 90-е и «нулевые» годы

Медицинские университеты в «новейшее время»

Уровни обучения и аккредитации

Медицинские вузы и факультеты исследовательского типа

Медицинские вузы «массового спроса»

 

 

Становление высшего медицинского образования в Российской Империи

Аптекарский приказ (XVII век)

Предшественником медицинского ведомства в России, включая и систему подготовки врачей, был Аптекарский приказ, известный с 1632 года. В его ведении находились светские аптекари, доктора, лекари и лекарства (монастырскими больницами и медициной ведал Монастырский приказ).

Первое время большинство врачей, а также лекарственные препараты выписывались «из-за моря» и стоили больших денег для казны. В момент организации Аптекарского приказа в нем служили два доктора, пять лекарей, один аптекарь, один окулист, два толмача (переводчика).

В 1654 г. при приказе была организована Лекарская школа, в которой на протяжении 5-7 лет обучались дети стрельцов, дьяков и духовенства. Они собирали травы, трудились в аптеке и проходили практику в полку, занимались переводами зарубежной медицинской литературы.

Первый русский врач, П. В. Посников, был зачислен в штат приказа только в 1701 году. Он окончил Славяно-греко-латинскую академию в Москве, затем медицинский факультет Падуанского университета (Италия, Венеция), где в 1695 г. защитил диссертацию «Признаки, указывающие на возникновение гнилостных лихорадок». К 1681 г. в Аптекарском приказе служило уже 80 человек, среди которых было 6 докторов, 4 аптекаря, 3 алхимиста, 10 лекарей-иноземцев и 21 русский лекарь, а также 38 учеников лекарского и костоправного дела.

 

Становление системы медицинских вузов в Российской Империи

Настоящая система медицинского образования в нашей стране стала складываться под воздействием петровских реформ т.е. только в XVIII веке. Главной целью проводимых им преобразований была локализация процесса подготовки медицинских кадров в России. Причем основные потребности в медиках испытывали российская армия и флот, а уже по остаточному принципу удовлетворение потребностей царского двора и остальной гражданской сферы.

Первым крупным шагом стало открытие в 1707 году госпитальной школы при первом постоянном госпитале в Москве (сейчас – Главный Клинический госпиталь им. Н.Н. Бурденко). Госпитальная медико-хирургическая школа, содержалась за счет церковных отчислений, и была рассчитана на обучение 50 учеников, сочетавших обучение с одновременной практикой в госпитале.

Впоследствии госпитальная школа была преобразована в Медико-хирургическое училище, в 1798 г. – в Московскую медико-хирургическую академию, а в 1845 г. вошла в состав медицинского факультета Московского императорского университета. Первоначально занятия на медицинском факультете проводились на трех кафедрах: анатомии (с практической медициной), физической и аптекарской химии и натуральной истории. В 1930 г. медицинский факультет был отделён от МГУ и преобразован в Первый медицинский институт (сейчас – Московский государственный медицинский университет имени И. М. Сеченова / Сеченовский университет).

По аналогии с рассмотренной позднее госпитальные школы стали возникать при других крупных госпиталях. Официальной датой создания Императорской медико-хирургической академии в Санкт-Петербурге, которая также была организована на базе Петербургского медико-хирургического училища, выросшего из местной госпитальной школы, считается 1798 год. Впоследствии академия меняла название, став в 1881 году Императорской военно-медицинской академией, подчинение, но неизменно развивалась. Сейчас это Военно-медицинская академия имени С. М. Кирова.

В1797 г. по инициативе и на средства императрицы Марии Федоровны при участии основоположника отечественного акушерства, русского врача-энциклопедиста Н. М. Амбодик-Максимовича при «императорской родильне» был образован Повивальный институт. С первых же дней своего основания Повивальный институт стал центром акушерского образования во всей России, а в 1830 г. он получил статус императорского и получил название «Институт повивального искусства с родильным госпиталем» (сейчас – НИИ акушерства, гинекологии и репродуктологии им. Д.О. Отта).

В XIX – начале XX веков в Российской Империи в ответ на растущую потребность в квалифицированных специалистах-медиках в императорских университетах того времени возникают новые медицинские факультеты (ситуацию с Московским универсумом мы уже разбирали ранее):

  • Отделение врачебных или медицинских наук на базе Императорского Казанского университета (1804 г.),
  • Медицинский факультет Императорского Варшавского университета (открыт в Варшаве в 1869 г., был перевезен в Ростов-на-Дону в 1915 г.),
  • Медицинский факультет Императорского Томского университета (1888 г.), единственный факультет нового университета на протяжении 10 лет,
  • Медицинский факультет Императорского Николаевского университета в Саратове (1909), который также был единственным факультетом университета вплоть до Октябрьского переворота и последовавшей за этим реорганизации университета в Саратовский государственный университет.

Создаются в XIX веке и самостоятельные медицинские учебные заведения, – Женский медицинский институт в Санкт-Петербурге (1897 г.). Сейчас это Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. академика И.П. Павлова, который вместе с Сеченовским университетом обеспечил взращивание основных отечественных научных школ.

Все перечисленные медицинские вузы, хотя и создавались при активном участии каких-либо заметных персон своего времени, были государственные. Единственным частным высшим медицинским учебным заведением в Царской Империи был Психоневрологический институт, основанный в 1907 в Петербурге.

К 1916 г. в структуре последнего действовали 4 факультета (медицинский, юридический, словесно-исторический, естественно-исторический) и 3 отделения (основное, педагогическое, химико-фармацевтическое). В этом году был переименован в Частный Петроградский Университет (сейчас – Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В. М. Бехтерева).

 

Высшие медицинские учебные заведения в советский период

Первая реформа высшего медицинского образования в СССР

После смены власти в стране в октябре 1917 г. развернулась активная реформа унаследованного от царской России медицинского образования. В период «академической вольницы» и разного рода экспериментов в системе образования первого десятилетия советской власти акцент был сделан на профилактическое направление.

В это время в учебные планы медвузов и факультетов был введен новый курс социальной гигиены, что позволяло готовить не только лечащих врачей, но и врачей-организаторов. С 1925 г. в России была введена аспирантура по медицине, а также ординатура по клиническим дисциплинам.

В рамках масштабной трансформации системы высшего образования тридцатых годов медицинские факультеты тех классических университетов, где они были (Московского, Казанского, Ростовского, Томского и Саратовского), были преобразованы в самостоятельные медицинские институты. В структуре этих и «вновьобразованных» медвузов открывались санитарно-гигиенические, педиатрические, стоматологические и фармацевтические факультеты.

В этот период сам факт получения диплома медицинского вуза (медицинского факультета, где они еще сохранились) служил основанием для начала врачебной деятельности. Дополнительная валидация постепенно стала требоваться только для наиболее специализированных и высокотехнологических видов медицинской деятельности.

Одной из новаций советского времени было введение системы последипломной подготовки высококвалифицированных врачей. Так появилась ординатура, хотя фактически в СССР она появилась еще в 20-х годах XX века, первое ее законодательное закрепление состоялось только в 1938 г. (в дальнейшем оно неоднократно пересматривалось).

Для поступления в клиническую ординатуру необходимо иметь практику не меньше трех лет. Ординатура предусматривает предоставление знаний, которые нужны для оказания специализированной и высококвалифицированной медицинской помощи, подготовка в ней занимает 2 года. В процесс подготовки основное время человек осуществляет практическую медицинскую деятельность под контролем своего наставника.

 

Вторая реформа высшего медицинского образования в СССР

Вторая итерация реформы высшего медицинского образования произошла уже в послевоенные годы, в шестидесятые годы XX века. Суть этой реформы заключалась в ранней профилизации будущих врачей и последующей специализации.

Ранняя профилизация будущих врачей (был предложен термин «суборидинатура) стала проводится в рамках медвузов, т.е. еще до получения диплома о высшем образовании. Это первичная специализация студентов старших курсов медицинского пуза по определенному клиническому профилю в какой-то определенной области медицины. Например, окулист, отоларинголог, терапевт и другие. Но получение медицинского диплома, с лежащей внутри него специализацией, в соответствии с идеей реформы еще не давало права к самостоятельной врачебной деятельности.

Последующая одногодичная углубленная (последипломная) специализация, и дающая теперь право на самостоятельную врачебную деятельность, стала проводиться в рамках интернатуры на базе крупного лечебно-профилактического учреждения. Сначала в 1966-1967 гг. ее проводили в порядке эксперимента по основным клиническим специальностям выпускников лечебных факультетов нескольких медвузов, а потом она стала повсеместной.

Впервые определение интернатуры на законодательном уровне было зафиксировано Минздравом СССР в 1982 г., когда она была определена как одногодичная специализация, которая является обязательной формой последипломной подготовки выпускников медицинских факультетов, по окончании которой врачам-интернам присваивается квалификация врача-специалиста.

При этом параллельно с ней сохранялась введенная еще до войны ординатура, заточенная на формирование элиты врачебного мира, куда можно было поступить только после ординатуры или трех лет медицинской практики. В настоящий момент в соответствии с новым законом об образовании (2012 г.) интернатура полностью исчезла из системы подготовки врачей и заменена ординатурой и частично профпереподготовкой.

 

Медицинское образование в 90-е и «нулевые» годы

Медицинские вузы (да и вообще система высшего медицинского образования) прошли и 90-е годы, и «нулевые», можно сказать, с минимальными потерями и без качественной трансформации, в отличие от большинства других типов вузов.

Поскольку в условиях нестабильной экономической ситуации они сохранили интерес со стороны абитуриентов, им не пришлось диверсифицироваться за счет открытия непрофильных специальностей (экономических, юридических, гуманитарных и пр.). Перспективы трудоустройства в негосударственные (частные) клиники, как грибы открывавшиеся в 90-е, обеспечили приток в вузы коммерческих студентов, в т.ч. иностранных (Индия, страны Юго-Восточной Африки, Африки).

Обошла высшее медицинское образование и Болонская реформа, в области медицины и фармации остался классический советский шестилетний специалитет. Далее те, кто выбирает практический трек идут в интернатуру и ординатуру, где получают сертификат, дающий право на самостоятельную медицинскую практику, а те, кто выбирает теоретический трек, аспирантуру по медицине.

Не оказал существенного влияния на структуру медицинского образования и эксперимент с ЕГЭ, стартовавший в 2001 г. По биологии и химии медицинские вузы с самого начала при прочих равных условиях опережали и классические университеты, и технологические (технические) вузы.

Открытие медицинских и «околомедицинских» подразделений (институтов, факультетов) в ведущих немедицинских вузах страны (преимущественно классических университетах с исследовательской стратегией), которое началось еще в 90-е годы, также не поколебало основ медицинского образования.

Изменения в этот период, конечно, были, но на наш взгляд они носили косметический характер, не затрагивающий базовых процессов.

Во-первых, это появление внебюджетного набора студентов, дававшего возможность (при условии выполнения допработы, конечно) делать зарплату в вузе более конкурентоспособной.

В-вторых, смена статуса медицинского института на медицинский университет или уж, в крайнем случае, – на медицинскую академию, что делало вуз несколько более привлекательным в глазах абитуриентов.

В-третьих, коррупция, пришедшая в медицинские вузы вслед за внебюджетными студентами, которые были слабее бюджетников, но имели деньги на оплату академической ренты преподавателям. Потом это распространилось и на диссоветы.

В-четвертых, введение ЕГЭ, перераспределив потоки абитуриентов внутри системы медицинских вузов страны, способствовало расслоению самих медвузов на более сильные (центральные, южные) и более слабые (северные, восточные).

 

Медицинские университеты в «новейшее время»

Уровни обучения и аккредитации

В отличие от абсолютного большинства других профессиональных областей в медицинской области выстроена вполне логичная система уровней медицинского образования и сопряженной с этими уровнями профессиональной аккредитации.

Оставляя за пределами нашего обсуждения уровень среднего медицинского образования, давайте кратко зафиксируем, какие уровни обучения на врача существуют в современной России?

Первый уровень обучения – это медицинский вуз, срок обучения в котором составляет 6 лет. В процессе обучения студент осваивает обширную вузовскую программу, сдает многочисленные экзамены, а при выпуске на 6 курсе проходит государственную итоговую аттестацию, совмещенную с 2016 г. с процедурой первичной аккредитации его как специалиста. Соответственно выпускник получает диплом о высшем образовании (специалитет) и сертификат об аккредитации специалиста, который позволяет работать сразу после вуза.

Если раньше, выпускник не имел права практиковать сразу после окончания ВУЗа, то теперь он имеет право занимать медицинскую должность и работать самостоятельно. В настоящее время в организациях здравоохранения выпускники могут осуществлять медицинскую деятельность на должностях:

  • «Врач-стоматолог» (специальность «Стоматология общей практики»),
  • «Врач-терапевт участковый» (специальность «Лечебное дело»),
  • «Врач-педиатр участковый» (специальность «Педиатрия»),
  • «Врач клинической лабораторной диагностики» (специальность «Медицинская биохимия»),
  • «Врач функциональной диагностики» (специальность «Медицинская биофизика»),
  • «Врач-статистик» (специальность «Медицинская кибернетика»),
  • «Врач-эпидемиолог» (специальность «Медико-профилактическое дело»),
  • «Врач по общей гигиене» (специальность «Медико-профилактическое дело»);

фармацевтическую деятельность на должностях:

  • «Провизор» (специальность «Фармация»),
  • «Провизор-технолог» (специальность «Фармация»).

Второй уровень обучения на врача – первичная специализированная аккредитация, которая буде получаться с 2019 после окончания ординатуры (срок обучения 2 года) и профессиональной переподготовки. Перечень направлений аккредитации в данном случае задан перечнем образовательных стандартов высшего образования по уровню ординатуры.

Это достаточно дробная номенклатура (в сумме 94 направления), включающая 77 направлений ординатуры в области клинической медицины, в т.ч.:

  • Акушерство и гинекология,
  • Анестезиология-реаниматология,
  • Токсикология,
  • Трансфузиология,
  • Клиническая лабораторная диагностика,
  • Лабораторная генетика;

14 направлений ординатуры в области наук о здоровье и профилактической медицины, в т.ч.:

  • Гигиена детей и подростков,
  • Гигиена питания,
  • Гигиена труда,
  • Гигиеническое воспитание,
  • Дезинфектология;

3 направления ординатуры в области фармации:

  • Фармацевтическая технология,
  • Управление и экономика фармации,
  • Фармацевтическая химия и фармакогнозия

Нетрудно заметить, что на одно направление первичной аккредитации приходится в среднем 10 направлений первичной специализированной аккредитации.

По существу, теперь это единственный вариант получения узкой медицинской специализации. Чтобы сделать наших выпускников ординатуры более конкурентоспособными на внешних рынках вероятно срок обучения в ней на западный манер будет увеличен с 2 лет до 3 лет на терапевтические специальности и до 5 лет – на хирургические специальности.

Теперь ординатура – недешевое удовольствие, особенно в крупных медицинских центрах и по «крутым направлениям» При этом, ваша «добавленная стоимость» после ее окончания сильно зависит как от ваших личных особенностей, так и от вашего врача-куратора.

И, наконец, третий уровень обучения на врача – это непрерывное медицинское образование и связанная с этим периодическая аккредитация. Неофициально с 2017 г., а обязательно уже с 2021 года каждые 5 лет в течение всей профессиональной деятельности врачу нужно будет подтверждать свою специализированную аккредитацию.

Таким образом, аккредитация полностью упразднила бывшую ранее сертификацию врачей, основанную на периодическом подтверждении квалификации врача. Аккредитация шире и предполагает, помимо этого, постоянное повышение его профессиональных навыков и возможность освоения смежных специальностей.

Составной частью периодической аккредитации является непрерывное медицинское образование. Врачу каждые 5 лет необходимо будет набирать 250 кредитов, 180 из которых приходится на актуальные вопросы специальности (различные крупные циклы повышения квалификации, как очные, так и заочные), а 70 кредитов из них приходится на мероприятия (посещение разнообразных мастер-классов, конференций и т.д., из расчета 12 кредитов за мероприятие).

 

Медицинские вузы и факультеты исследовательского типа

Как мы уже писали при обзоре классических и технических университетов, других типов вузов во второй половине «нулевых» Минобрнауки последовательно реализует государственную политику, стимулирующие вузы к самоопределению, в т.ч. к формированию группы исследовательских университетов. Становление сетей национальных университетов, глобально узнаваемых университетов (проект 5-100) и опорных вузов напрямую затрагивают существующую систему медицинских вузов.

Понятно, что среди вузов с особым статусом (МГУ и СПбГУ) и федеральных университетов, большинство из которых либо по факту уже являются исследовательским, либо придерживаются стратегии становления себя в качестве исследовательского университета, собственно медицинских вузов нет, но некоторые из них имеют в своем составе научно-образовательные подразделения медицинской направленности.

Так МГУ им. М.В. Ломоносова в свой состав включает Факультет фундаментальной медицины, а СПбГУ – Институт трансляционной биомедицины. Половина федеральных университетов имеют в своем такие подразделения (институты, академии или школы):

  • Медицинская академия им. С.И. Георгиевского Крымского федерального университета им. В.И. Вернадского,
  • Медицинский институт БФУ им. Эммануила Канта,
  • Институт фундаментальной медицины и биологии в КФУ,
  • Медицинский институт в СВФУ им. М.К. Аммосова,
  • Школа биомедицины в ДВФУ.

Часть национальных исследовательских университетов и глобальных университетов также имеют в своем подразделения медицинской направленности:

  • Медицинский институт Белгородского государственного национального исследовательского университета,
  • Медицинский институт Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева,
  • Институт биологии и биомедицины Нижегородского государственного университета,
  • Институт медицины и психологии Новосибирского государственного университета,
  • Институт трансляционной медицины ИТМО,
  • Факультет нано- и биомедицинских технологий Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского,
  • Высшая медико-биологическая школа Южно-Уральского государственного университета,
  • Медицинский институт и Институт медико-биологических проблем Российского университета дружбы народов;

либо подразделения, ориентированные на проектирование медицинской техники:

  • Инженерно-физический институт биомедицины МИФИ,
  • Институт биомедицинских систем НИУ Московского института электронной техники,
  • Факультет «Биомедицинская техника» МГТУ им. Н. Э. Баумана,

Факультет биологической и медицинской физики МФТИ.

Наличие этих 15 (без учета еще 4 медико-технических) исследовательски ориентированных медицинских научно-образовательных университетских подразделений, пусть и не в ранге самостоятельных учреждений, сейчас довольно существенно дополняет систему высшего медицинского образования, подведомственных Минздраву.

Теперь обратимся к вузам, подведомственным Минздраву. Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н.И. Пирогова относится к категории национальных исследовательских университетов, а Первый Московский государственный медицинский университет имени И. М. Сеченова – вошел во вторую волну проекта 5-100 (глобальные университеты). Оба они, наравне с семью ранее обозначенными подразделениями, могут быть отнесены к категории «устойчиво исследовательских», и принимают участие в наращивании своей международной узнаваемости.

Позднее, в отдельном обзоре мы дадим подробный обзор текущим результатам этой самой гонки за глобальную узнаваемость наших медицинских университетов и университетов с подразделениями медицинской направленности (Глобально узнаваемые медицинские университеты России. Общий рейтинг, Медицина). Пока ограничимся только общими цифрами нашей представленности в глобальных академических рейтингах (это единственный объективный инструмент оценки узнаваемости – репутации вуза).

На данный момент уже 100 российских вузов в принципе попадают хотя бы в один из трех признаваемых рейтингов (QS, THE или ARWU), только 2 таких вуза (Сеченовский университет» и «Пироговский университет») относятся к категории медицинских. Еще 5 немедицинских вузов (МГУ, СПбГУ, КФУ, ГРУ и РУДН) входят в предметные рейтинги по медицине.

 

Медицинские вузы «массового спроса»

Так исторически сложилось, что в нашей стране в каждом втором субъекте РФ есть собственный вуз медицинской направленности. Часть из них отпочковались от университетов в начале советского периода или уже после войны и были переподчинены Минздраву, другие изначально создавались при нем.

За пределами» исследовательских университетов остается по нашим оценкам абсолютное большинство (48 вузов, т.е. 96%) всех медицинских вузов нашей страны. Они не «засветились» ни в одном из глобальных рейтингов, даже когда они готовят (макро)региональные рейтинги, т.к. ключевые показатели их деятельности отражают реализацию именно образовательной функции, а исследовательская функция, если и присутствует, то играет второстепенную роль.

Попытаемся классифицировать медицинские вузы (80% из них университеты и только 20% – академии, институты и центры) на «социальные лифты», обеспечивающие встраивание своих выпускников в избранную ими профессию, и «социальные сейфы», не способные дать своим выпускникам ничего, кроме диплома и дополнительной к школьной общей социализации.

Все вузы системы, а это 48 без учета двух, рассмотренных нами ранее как исследовательские (элитные), с той или иной вероятностью можно отнести к первой категории («социальные лифты»), аргументы здесь следующие.

Во-первых, все эти вузы сохранили очевидную отраслевую идентификацию, медицинские вузы, пожалуй, единственные, которые не диверсифицировались в 90-е, открывая экономику, юриспруденцию и пр.

Во-вторых, даже в самых слабых из них средний балл ЕГЭ не снижается существенно ниже среднероссийской медианы, т.е. говорить о явно некачественном контингенте абитуриентов здесь не приходится.

И, наконец, в-третьих, совмещенная с итоговой аттестацией выпускника первичная профессиональная аккредитация дает выпускникам реальные шансы встроиться в рынок труда.

Вопросы к качеству подготовки медицинских вузов, конечно, есть, но лежат они в плоскости того, что кто-то готовит на региональный или даже локальный рынок, что обязательно сказывается на средней зарплате выпускника не лучшим образом. А другие медицинские вузы делают своих выпускников конкурентоспособными, как минимум, на российском уроне, а то и шире, и средний уровень зарплат в последнем случае будет выше.

Тем не менее, хотелось бы указать на основные слабые стороны медицинских вузов массовой подготовки («лифт лифту рознь: едет с разной скоростью, может застрять, а то и оборваться»).

  • Неактуальный образовательный контент (обучение ведется по устаревшим учебникам), преобладание теории над практикой, формальное отношении е к студентам со стороны врачей-клиницистов и пр.,
  • Современный врач не владеет знаниями в области статистики и не вникает в особенности медицинской статистики, студентов-медиков не учат собирать и анализировать информацию, принципам доказательной медицины следует не более четверти врачей в России,
  • У большинства преподавателей вузов практически отсутствует способность к критической оценке научно-медицинских материалов, что делает как их, так и подготовленных ими специалистов-медиков подверженными манипуляциям со стороны производителей лекарств,
  • Медицинские диссертации очень низкого качества, пишутся они преимущественно для получения ученой степени, а не для оформления и презентации медицинских открытий, развития науки и практики,
  • Медицинская этика – пустой звук, что не позволяет сформировать у студентов правильное отношение к пациентам (по существу клиентам, получателям медицинской услуги) и служит благодатной почвой для взращивания хамства и равнодушия со стороны медработников,
  • Большинство преподавателей вузов забыли, когда реально повышали свою квалификацию, они сильно оторваны как от фронтира мировой медицинской науки, так и от современных международных стандартов медицинской практики,
  • Очень низкий процент (не более 10%) преподавателей и студентов, уверенно владеющих английским языком, что делает современные и регулярно обновляемые медицинские данные практически недоступными для как для тех, так и для других,
  • Недопустимо низкий уровень требований к знаниям и умениям студентов, особенно бюджетного набора (удержание контингента и «натягивание» троек), терпимость к плагиату, отчисление из вуза – это исключение.

Поэтому очень важно тщательно выбрать медицинский вуз, если с областью (медицина) вы уже точно определились. Во-первых, предлагаем ознакомиться с рейтингом вузов от ВШЭ, основанным на среднем балле ЕГЭ поступающих, который представляет из себя некий снимок сделанного выбора абитуриентов. А во-вторых, обратите внимание на наш скромный рейтинг вузов «Национальное признание», в котором каждый вуз получает оценку в зависимости от экспертности своего персонала.

Аграрные вузы России

Становление высшего аграрного образования в Российской Империи. Высшие аграрные учебные заведения в советский период: контекст, определяющий модернизацию системы высшего аграрного образования до войны, послевоенный период и особенности внутреннего уклада советских аграрных вузов. Аграрное образование в 90-е и «нулевые» годы, или выживание «любой ценой». Аграрные университеты в «новейшее время».

 

Становление высшего аграрного образования в Российской Империи

Зарождение сельскохозяйственного образования: первые аграрные школы

Профессиональное сельскохозяйственное образование в Российской Империи

Высшие аграрные учебные заведения в советский период

Контекст, определяющий модернизацию системы высшего аграрного образования до войны

Становление советской системы аграрных вузов

Особенности внутреннего уклада советских аграрных вузов

Аграрное образование в 90-е и «нулевые» годы

Контекст, на фоне которого трансформировалось аграрное образование в 90-е

Выживание «любой ценой»

Аграрные университеты в «новейшее время»

Аграрные вузы «массового спроса»

Аграрные вузы в мировом «табеле о рангах»

 

 

 

Становление высшего аграрного образования в Российской Империи

Зарождение сельскохозяйственного образования: первые аграрные школы

До середины XVIII в. сельскохозяйственное образование как система подготовки квалифицированных специалистов для сельского хозяйства в России отсутствовало. В условиях помещичьего землевладения в России просто не было интересанта в подъеме производительных сил сельского хозяйства и усовершенствовании техники земледелия.

С середины XVIII в. аграрное хозяйство втягивалось в товарное производство, утрачивая натуральный характер. Зарождение аграрной науки в России связано с именем М.В. Ломоносова, определившему развитие всех естественных наук в послепетровскую эпоху. В работе «О слоях земных» (1750 г.) он пишет, что чернозем произошел от «согнития животных и растущих тел со временем, а не является первозданной материей». Пошел процесс обобщения знаний и опыта ведения сельскохозяйственного производства в России, началось соединение национальных аграрно-культурных тенденций с научной теорией сельского хозяйства.

В 1763 г. с подачи М.В. Ломоносова при Российской академии наук был организован «класс агрикультуры», а в 1765 г. было создано Вольное экономическое общество, которое должно было обобщать отечественный и заграничный опыт лучшего ведения сельского хозяйства, ставить полевые опыты по исследованию новых приемов земледелия. Оно начало издавать первый в России сельскохозяйственный журнал «Труды Вольного экономического общества к поощрению в России земледелия и домостроительства».

М.В. Ломоносов положил начало развитию агрономии в Московском университете, организованном по его инициативе. Здесь в 1770 г. была организована первая кафедра агрономии, на которой рассматривались проблемы общего земледелия, севооборота и сельскохозяйственного машиностроения.

Первая в России правительственная инициатива организовать практическую школу земледелия была предпринята в 1797 г. императором Павлом I. Школа была основана с целью подготовки руководителей и учителей для так называемых «образцовых ферм», сеть которых правительство намерено было организовать недалеко от Петербурга. Первый опыт оказался неудачным: школа просуществовала всего пять лет и была закрыта указом 1803 года.

В начале XIX века создаются школы виноделия в Крыму, Кизляре и Аккермане (1802 – 1807), школа садоводства при Никитском ботаническом саде на южном берегу Крыма (1812), превратившаяся впоследствии в училище виноделия. В 1822 г Московским обществом сельского хозяйства была открыта Московская земледельческая школа, а в Крыму – школа садоводов. Открытие винодельческих, садоводческих и земледельческих школ продолжилось.

 

Профессиональное сельскохозяйственное образование в Российской Империи

Профессиональное сельскохозяйственное образование сложилось в систему в 1837-1841 годы в годы реформ П.Д. Киселева министра государственных имуществ Российской Империи: все учебные заведения были разделены правительством на три разряда: низший, средний и высший.

Хотя это и произошло еще накануне отмены крепостного права в Российской Империи (1961 г.), появление первых высших учебных заведений аграрного профиля в границах современной Российской Федерации произошло уже после этой даты.

В 1864 г. Горы-Горецкий земледельческий институт из Могилевской губернии Белоруссии был переведен в Санкт-Петербург и образован Петербургский земледельческий институт, который в конце 1870-х годов был преобразован в Санкт-Петербургский лесной институт.

Вскоре после перевода Горы-Горецкого земледельческого института в Санкт-Петербург в 1865 г в Москве с подачи Московского общества сельского хозяйства также было открыто высшее сельскохозяйственное учебное заведение – Петровская земледельческая и лесная академия. В 1894 г. академия была закрыта, а на ее месте в Петровско-Разумовском был открыт Московский сельскохозяйственный институт (сейчас – Российский государственный аграрный университет — Московская сельскохозяйственная академия имени им. К. А. Тимирязева).

Высшее ветеринарное образование сначала можно было сначала лишь на медицинских факультетах, с 1805 года – на кафедре скотолечения Московского университета, а с 1808 года – на ветеринарном факультете Санкт-Петербургской медико-хирургической академии. Только в 1873 году начал работу первый в России Казанский ветеринарный институт.

Высшее землемерное образование в России с 1860 года давал Императорский Константиновский Межевой институт, находившийся в Москве в ведении Министерства юстиции. В 1930 года Межевой институт был разделен на два высших учебных заведения: Московский геодезическим институтом (сейчас – Московский государственный университет геодезии и картографии) и Московский институт инженеров землеустройства (сейчас – Государственный университет по землеустройству).

Во второй половине XIX в. возникла еще одна форма получения высшего сельскохозяйственного образования – высшие курсы, учебные заведения дающие специальное образование. Высшие курсы по виноделию были созданы в 1888 г в Никитском саду возле Ялты, а по инициативе и с помощью И.А. Стебута, В.Р. Вильямса и Д.Н. Прянишникова были организованы стебутовские сельскохозяйственные курсы в Петербурге и голицынские женские курсы в Москве.

В начале XX века к рассмотренным ранее высшим учебным заведениям сельскохозяйственного профиля прибавились еще три: Вологодский институт молочного хозяйства (основанный в 1911 году), Воронежский сельскохозяйственный институт (основанный в 1913 году) и Саратовские высшие сельскохозяйственные курсы (основанные в 1913 году).

На Урале, в Сибири на Дальнем Востоке Российской Империи сельскохозяйственных высших учебных заведений не было.

Бурное развитие сельскохозяйственного образования в начале XX века, причем не только высшего, но, в первую очередь, именно низового и среднего, на котором оно базировалось, косвенно указывало на успешность Столыпинской аграрной реформы, ориентированной на внедрение в крестьянское хозяйство элементов, как бы сейчас сказали, капитализма и предпринимательства.

 

Высшие сельскохозяйственные учебные заведения в советский период

Контекст, определяющий модернизацию системы высшего аграрного образования до войны

Вскоре после Октябрьского переворота 1917 г. и трех с половиной лет разорительной для страны политики «военного коммунизма» на фоне Гражданской войны, X съездом РКП(б) (март 1921 г.) была принята, т.н. Новая экономическая политика имела, или НЭП. Она имела целью введение частного предпринимательства и возрождение рыночных отношений, с восстановлением народного хозяйства.

Из обращения ВЦИК и СНК «К крестьянству РСФСР» 23 марта 1921 года:

«… развёрстка отменяется, и вместо неё вводится налог на продукты сельского хозяйства. Этот налог должен быть меньше, чем хлебная развёрстка. Он должен назначаться ещё до весеннего посева, чтобы каждый крестьянин мог заранее учесть, какую долю урожая он должен отдать государству и сколько останется в его полное распоряжение. Налог должен взиматься без круговой поруки, то есть должен падать на отдельного домохозяина, чтобы старательному и трудолюбивому хозяину не приходилось платить за неаккуратного односельчанина. По выполнении налога оставшиеся у крестьянина излишки поступают в его полное распоряжение. Он имеет право обменять их на продукты и инвентарь, которые будет доставлять в деревню государство из-за границы и со своих фабрик и заводов; он может использовать их для обмена на нужные ему продукты через кооперативы и на местных рынках и базарах…».

Золотые слова, полностью соответствующие, как бы сейчас сказали одному из ключевых слоганов Большевиков «Землю крестьянам».

В ходе разработки НЭПа в последний год своей жизни В.И. Ленин, в январе 1923 г., написал статью «О кооперации» – впервые была опубликована в газете «Путь правды» в мае 1923 г. В своей статье В.И. Ленин призвал к развитию кооперативного движения на селе, причем при проведении кооперирования крестьянства делал акцент на добровольности и постепенности.

Формулируя свою концепцию многоукладной экономики, он делал ставку на мягкие форматы внедрения кооперативного движения, в т.ч. на предоставление кооперативным предприятиям разнообразных льгот на фоне всемерного повышения культурного уровня крестьянства. В годы НЭПа кооперация стала активно восстанавливаться.

Не вдаваясь в чрезвычайно интересные, но не имеющие прямого отношения к предмету нашего обзора детали, отметим только, что в условии такой «вольницы» для основного тяглового сословия СССР, коим являлось в то время крестьянство, невозможна была уже планируемые тогда ускоренная индустриализация и милитаризация страны.

В результате процесс свертывания НЭП на селе был запущен, когда И.В. Сталин сначала в ноябре 1929 года опубликовал в газете «Правда» статью «Год Великого перелома», в которой 1929 год был объявлен годом «коренного перелома в развитии нашего земледелия», а через месяц в декабре 1929 г. в своей речи в Коммунистической академии просто призывал «ликвидировать кулачество как класс».

По мнению И.В. Сталина СССР удалось добиться решительного перелома, в частности, в переходе земледелия «от мелкого и отсталого индивидуального хозяйства к крупному и передовому коллективному земледелию, к совместной обработке земли, к машинно-тракторным станциям, к артелям, колхозам, опирающимся на новую технику, наконец, к гигантам-совхозам, вооружённым сотнями тракторов и комбайнов».

В Постановлении ЦК ВКП(б) от января 1930 года «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству» была поставлена задача в основном завершить коллективизацию к концу пятилетки (1932), а в ключевых зерноводческих районах (Нижняя и Средняя Волга, Северный Кавказ), даже к осени 1930 г.

В результате уже с весны 1930 г. состоялся переход к сплошной коллективизации. Оставляя «за кадром» вопросы массовых крестьянских волнений и настоящего голода в 1932-1933 гг., отметим только то, что мы получили в сухом остатке уже к середине 1930-х годов. Это необходимо, чтобы была понятна политика руководства относительно высшего аграрного образования.

Из позитивного необходимо отметить, что сформировавшиеся в ходе коллективизации колхозы и совхозы стали надежными и безропотными поставщиками сырья, продовольствия, капиталов и рабочей силы. За счет сверхэксплуатации крестьянства удалось обеспечить рост промышленности, ускоренную индустриализацию и милитаризацию экономики страны.

А из негативного отметим хотя бы тот факт, что было уничтожено два социальных слоя крестьян-предпринимателей (именуемых «кулаками») и крестьян-единоличников, которых бело немало среди «середняков», с их культурой, нравственными ценностями и устоями. Им на смену пришло новое сословие колхозное крестьянство со всеми его достоинствами и недостатками.

 

Становление советской системы аграрных вузов

Вернемся теперь к нашем у основному вопросу. Перед аграрной высшей школой были поставлены задачи, вытекавшие из общих народнохозяйственных задач страны, и именно они определили конфигурацию высшего сельскохозяйственного образования.

В соответствии с этим советская сельскохозяйственная образовательно-научная система утвердила основные формы, методы, приемы образовательно-научной деятельности, а также внутреннюю организацию и структуру. Развертывание советской аграрной системы шло в период с 1917 по 1940 г., и фактически было завершено к началу Второй мировой войны.

Первые постреволюционные документы, касающиеся высшей школы, в т.ч. аграрной направленности, говорят о демократизации управления, ограничении роли центрального комиссариата, о создании советов народного образования, куда входили представители всех слоев населения.

Демократизация образовательно-научной системы шла параллельно с прямо противоположной тенденцией – формированием классового подхода в образовательной политике. Что касается доступности образования для всех граждан СССР, то на самом деле привилегии имущих классов сменились привилегиями рабочего класса и трудящегося крестьянства.

Классовый характер в комплектовании высшей школы открыл доступ выходцам из рабоче-крестьянской среды и уменьшил возможность получать высшее образование буржуазной молодежи. В студентах, выходящих из «нетрудовых» социальных групп населения, большевики видели потенциальную опасность советскому строю.

Именно тогда не менее важной функцией высшей школы, наряду с учебной, объявляется воспитательная. Это означало: высшая школа должна не только заниматься подготовкой кадров ученых, специалистов (сейчас это называют закладкой/формированием компетенций), но и заботиться о том, чтобы оградить систему преподавания в пределах нового государственного устройства и государственной идеологии (современным языком, это формирование заданной системы ценностей и лояльности).

Для советской власти представлялась очень опасной существовавшая до революции университетская автономия. Чтобы снизить эту автономию государство взяло на себя право назначения ректора (в поздней Российской империи ректора были обычно выборными), нормативный контроль выбора профессоров и другие инструменты жесткого контроля всей внутривузовской деятельности.

В течение двух первых постреволюционных десятилетий становления советской системы высшего сельскохозяйственного образования менялись цели, содержание и направление учебной и научной работы в вузе. При этом шел поиск оптимального варианта региональной образовательной системы, обеспечивающей интересы и потребности создаваемой социалистической модели сельского хозяйства, основанной на колхозном крестьянстве. Именно этот принцип на долгие годы определил развитие российской системы высшего сельскохозяйственного образования.

Развитие отечественной системы высшего аграрного образования. связано с именами основоположников крупнейших научных школ этого профиля: А.В. Советова, К.А. Тимирязева, В.Р. Вильямса, В.В. Докучаева, В.П. Горячкина, П.Н. Кулешова, Е.А. Богданова, Д.Н. Прянишникова, М.Ф. Иванова, К.И. Скрябина, С.Н. Вышелесского, И.П. Павлова, Д.А. Кисловского, А.Н. Соколовского, П.И. Лисицына.

Эта система была заточена под плановое ведение сельского хозяйства, в основе которого лежало управление крупными колхозами и совхозами, каждый из которых должен был иметь свою специализацию.

Головными аграрными вузами в СССР были академии, которые были представлены в ключевых союзных республиках, обладающих заметным сельскохозяйственным потенциалом. Одна из шести таких академий располагалась в Москве – Сельскохозяйственная академия имени К. А. Тимирязева, организованная в 1923 году на основе Петровской сельскохозяйственной академии, берущей свое начало в 1865.

Вся система аграрного образования была организована по зональному принципу с учётом природно-экономических условий и демографических характеристики территорий. Основными звеньями этой системы были сельскохозяйственные институты, вот наиболее известные из них:

  • Воронежский им. К. Д. Глинки (1913),
  • Горский (1918, Орджоникидзе),
  • Донской (1918, Персиановка Ростовской области),
  • Кубанский (1921, Краснодар),
  • Ленинградский (1922),
  • Новосибирский (1935),
  • Омский им. С. М. Кирова (1918),
  • Оренбургский им. А. А. Андреева (1930),
  • Саратовский (1913),
  • Ставропольский (1933),
  • Сталинградский (позднее Волгоградский) (1944),
  • Ульяновский (1943).

Многие сельскохозяйственные вузы были реорганизованы с выделением из них более специализированных вузов, например, «Тимирязевка» дала жизнь Гидромелиоративному институту и Институту инженеров сельскохозяйственного производства и даже Институту рыбной промышленности.

Помимо этого, в систему аграрного образования входили ветеринарные институты:

  • Казанский им. Н. Э. Баумана (1873),
  • Ленинградский (1919),
  • Омский (1918),
  • Московская ветеринарная академия им. К. И. Скрябина (1919);

Гидромелиоративные институты:

  • Московский, созданный на базе «Тимерязевки» (1930),
  • Новочеркасский (1930),

Землеустроительные:

  • Московский институт инженеров землеустройства (1845).

Для более мощного охвата потенциальных абитуриентов, в том числе из числа уже работающих граждан, в аграрных вузах активно использовались технологии заочного и вечернего обучения того времени. Из общего числа обучающихся в аграрных вузах заочники составляют не менее 45%. Для этой цели был создан Всесоюзный сельскохозяйственный институт заочного образования (1930, Балашиха Московской области).

В составе аграрных вузов суммарно работали сотни различных научных подразделений, в том числе проблемные научно-исследовательские лаборатории, опытные станции, кафедральные научно-исследовательские лаборатории, учебно-опытные хозяйства и лесхозы. К сожалению, на фоне отсутствия внутренней потребности в научных исследованиях, такая диверсификация порождала только «мелкотемье» и не способствовала удержанию передовых позиций на фронтире мировой сельскохозяйственной науки, которыми ранее обладала Россия.

 

Особенности внутреннего уклада советских аграрных вузов

В советское время в вузах АПК велась подготовка кадров по 34 специальностям (агрономия, зоотехния, ветеринария, механизация сельского хозяйства, электрификация сельского хозяйства, гидромелиорация и др.) и 41 специализации, в т.ч. звероводство, коневодство, агромелиорация, кормопроизводство, производство, механизация животноводства и т. д.

На первых двух курсах велась общенаучная подготовка (высшая математика, физика, химия, биология, зоология, микробиология, генетика, биохимия, биофизика, физиология, геодезия, агрометеорология, иностранный язык). Специальные дисциплины, например, зоогигиена, агрохимия, растениеводство, земледелие, энтомология и мелиорация, преподаются с 3-го курса.

В период сельхозработ студенты проходили учебную и производственную практику в учхозах и хозяйствах, овладевая рабочей профессией в сельском хозяйстве (шофера, тракториста, комбайнера и др.). Выпускники аграрных вузов в два последних десятилетия советской власти начали проходить годичную стажировку в реальных хозяйствах (колхозах и совхозах) на должностях младших специалистов.

Подготовка научно-педагогических кадров для сельского хозяйства велась через аспирантуру аграрных вузов и научно-исследовательских институтов в структуре РАСХН и Минсельхоза. К середине 80-х годов в аграрных вузах работало около 35 тыс. преподавателей, в т. ч. 1,5 тыс. докторов наук и профессоров, 15 тыс. кандидатов наук и доцентов.

Но это лишь внешняя, формальная сторона дела. Значительное распространение в советский период получила подготовка специалистов узкого профиля по очень дробной и быстро устаревающей номенклатуре в ущерб подготовке специалистов широкого профиля. Это существенно ограничивало возможность использования выпускников в работе крупных многоотраслевых хозяйств, особенно на руководящих должностях.

В аграрных вузах позднего советского периода широкое распространение получила практика открытия факультетов и кафедр с малочисленным контингентом студентов, что приводило к росту административных издержек, распылению средств и неправильному использованию научно-педагогических кадров.

Обеспечение учебно-опытных хозяйств аграрных вузов длительное время велось по остаточному принципу, в результате чего вся материальная база морально устарела. Качество учебно-производственной практики студентов оставляет желать лучшего, часто она проводится формально и не дает будущим специалистам необходимых производственных навыков.

Подготовка специалистов для АПК в Сибири и особенно на Дальнем Востоке СССР не удовлетворяла запросы отрасли ни по количеству, ни, тем более, по качеству. А распределяемые в восточные районы СССР выпускники европейских сельхозвузов не удавалось там локализовать.

Многие из тех тысяч остепененных преподавателей аграрных вузов, которых упоминали ранее, давно выпали из настоящей исследовательской повестки, не в состоянии писать хорошие научные статьи, а «пописывают методички», чтобы формально переизбираться на должность, реального конкурса на которые, как правило, нет. Участились случаи, когда уходя в аспирантуру, докторантуру или творческий отпуск, преподаватель выходит из него без предоставления диссертации.

 

Аграрное образование в 90-е и «нулевые» годы

Контекст, на фоне которого трансформировалось аграрное образование в 90-е

Прежде чем рассматривать процессы в высшем аграрном образовании 90-х сначала остановимся на том контексте, на фоне которого они происходили.

К концу 80-х в аграрной сфере главными основаниями экономики были декларативно – государственная, а реально – номенклатурная собственность на землю, средства производства и результаты труда производителей, директивный характер планирования и контроля, искусственное поддержание АПК с помощью субсидий низких цен на средства производства для сельского хозяйства и на его продукцию.

Аграрная политика правительства России, проводимая с конца 1991 года, не являла из себя целостную реформу, скорее это разрозненные попытки реформаторских действий. Эти действия были сориентированы преимущественно на деколлективизацию. Основополагающие документы этой «реформы»:

  • Указ Б.Н. Ельцина 1991 г. «О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР»,
  • Указ Б.Н. Ельцина 1993 г. «О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в России».

Реформаторы в начале 90-х годов верили, что новоиспеченные российские «фермеры» быстро накормят страну подобно фермерам США. Похоже, у «реформы» была еще одна, более глобальная цель – нарастить на селе «средний класс», собственников средств производства и земли, чтобы снизить сопротивление села городскому капитализму.

В «фермеры» пошли не только настоящие сельские труженики, которых практически уничтожили за предыдущие 70 лет, но и далекие от сельской действительности горожане авантюристического склада, просто рассчитывавшие на получение кредитов.

Деколлективизация сильно разрушила и без того немногочисленный «средний класс» деревни, сложившийся к концу перестройки. За годы преобразований 90-х годов деревня сильно обнищала, большинство крупных хозяйств деградировало и натурализовалось, как следствие многие конкурентоспособные на рынке труда работники из деревни ушли или сменили род занятий.

В результате реформационные процессы 90-х годов привели к натурализации крупного товарного хозяйства на селе, резко расширили сектор подсобных хозяйств и массовый импорт сельскохозяйственной продукции из-за рубежа. Т.е. по существу утрата продовольственной безопасности страны.

 

Выживание «любой ценой»

Из сказанного выше видно, что аграрное образование встретило 90-е годы в состоянии, мягко говоря, не очень удовлетворительным. В значительной степени причины этого кроются в самой сельскохозяйственной отрасли, которая была накануне перестройки «скорее мертва, чем жива». Достаточно вспомнить старую шутку 80-х: «сельскохозяйственные работы, во время которых колхозники помогают работникам умственного труда собирать урожай».

На фоне этого не очень продуманные и достаточно жесткие «реформы» 90-х для российского села оказались просто фатальны. В результате чего в «нулевые» сама материнская для аграрных вузов сельскохозяйственная отрасль оказалась не в состоянии транслировать внятный запрос на кадры и их компетенции. Тот остаточный принцип, о котором мы говорили применительно к советскому периоду, был возведен даже не в квадрат, в куб.

На фоне того, как село выживало приусадебным хозяйством, вахтовой работой на севере или в мегаполисах, а то и просто спивалось, как могли, выживали и вузы. Немного легче было аграрным вузам Москвы и Санкт-Петербурга, «приближенных» к Минсельхозу и фактически являющихся головными для отрасли. Как-то смогли приспособиться и не слишком деградировать или даже извлечь свои бенефиты из свободы 90-х аграрные вузы Черноземья и юга России, которые были окружены наиболее жизнеспособными агропромышленными предприятиями.

Судьба большинства остальных, и в первую очередь аграрных вузов Сибири и Дальнего Востока, оказалась незавидна. Чтобы хоть как-то выжить и не утратить организационную целостность, они вынуждены были «напрягаться не на шутку».

Вслед за ослабевшей их базовой отраслью (АПК) большинство этих вузов под давлением платежеспособного спроса со стороны населения, и вступив в неравную конкурентную борьбу с вузами других типов, вынуждены были значительно диверсифицироваться. Многие «по ходу пьесы» потеряли живую связь со своими работодателями на селе, хотя продолжали ее декларировать.

Чтобы как-то остаться на плаву в большинстве таких аграрных вузов были открыты непрофильные факультеты (экономические, юридические и др.). На фоне ослабевания связи со своими головными вузами, многие такие «нишевые» вузы, хотя и стали громко именоваться академиями, а то и университетами, качественно деградировали.

Псевдообразование, когда одни делают вид, что учат чему-то, а другие, что учатся чему-то, это про них, но об этом в следующем разделе обзора.

 

Аграрные университеты в «новейшее время»

Аграрные вузы «массового спроса»

На сегодняшний день система высшего аграрного образования Минсельхоза включает в себя 55 вузов – среди них 33 аграрных университета, 21 сельхозакадемия и 1 сельскохозяйственный институт, они расположены в 58 субъектах РФ. Кроме того, она включает более 30 сельскохозяйственных факультетов и институтов в неаграрных вузах.

Основные направления подготовки специалистов аграрного профиля сосредоточены в двух группах – «Сельское, лесное и рыбное хозяйство» (11 направлений) и «Ветеринария и зоотехнологии» (2 направления). Суммарная мощность этой «образовательной машины» составляет приблизительно 150 тыс. чел. в год.

Все эти вузы относительно той классификации, которую мы использовали для классических, технических университетов и других типов наши вузов – это вузы «массового спроса». Ни один аграрный вуз в современной России не «зашел» в проект национальных исследовательских университетов или проект 5-100 (глобально конкурентоспособные университеты), соответственно не наделен каким-либо отличительным статусом.

Показательно, что даже в конкурсе опорных университетов, где «входная планка» была гораздо ниже, и НИУ и вузы проекта 5-100 просто не допускались до конкурса, нет ни одного аграрного вуза.

Из 90-х аграрные вузы вышли сильно диверсифицированными, открыв «в довесок» к профильным специальностям весь «джентельменский набор»: экономика, менеджмент, юриспруденцию и т.д. и т.п. Обычным объяснением открытия этих специальностей было что-то типа, что мы готовим не просто экономистов, а экономистов, понимающих в селе (лучшая версия), или что «чужие» экономисты не хотят ехать на село, а наши хотят (худшая версия). Т.е. во втором случае получается, это какие-то «недоэкономисты», которым просто деваться больше некуда, кроме как воспользоваться неконкурентным предложением.

А на самом деле специальности из общественного блока они открывали, чтобы хоть как-то сбалансировать финансовую модель вуза и на фоне хронического недофинансирования по профильным программам, где почти нет внебюджетников, за счет блатных программ, демпингующих на рынке образования по общественным наукам, «перекрестно субсидировать» остальную часть вуза.

Количество дипломированных специалистов, включая и бакалавров и магистров, в сельском хозяйстве неуклонно снижается. Доля насыщенности специалистами с высшим аграрным образованием основных служб сельскохозяйственных организаций сегодня составляет не более половины от желаемого.

Из 25 тысяч руководителей сельскохозяйственных организаций только две трети имеют высшее образование, у половины из них – аграрное образование, у четверти – экономическое или управленческое образование и еще у четверти – непрофильное. Меньше всего «носителей» высшего образования среди главных бухгалтеров, главных инженеров и главных энергетиков и электриков.

Причем с каждым годом количество руководителей и специалистов аграрных предприятий с высшим образованием уменьшается, и на сегодняшний день дефицит в квалифицированных кадрах уже приближается к 100 тыс. человек. При ежегодном выпуске из вузов, превышающем дефицит на 50 тысяч человек, потребность бизнеса в специалистах только увеличивается. По мнению экспертов ключевая причина кроется в несоответствии современного аграрного образования реальным потребностям рынка труда на селе.

Разрыв между получаемым, довольно абстрактным («книжным») образованием и необходимым опытом только увеличивается. Образовательный процесс в аграрных вузах оторван от деятельности в реальном секторе, аграрном бизнесе, причем выпускники выходят из вуза не просто не готовыми к работе («недоспециалисты»), но и не желающими работать.

К числу ключевых причин этого, в свою очередь, можно отнести очень низкий контингент абитуриентов аграрных вузов, которые изначально приходят в них с единственной мотивацией, получить диплом о высшем образовании, что называется «малой кровью». Такой контингент студентов формирует специфический запрос и к профессорско-преподавательскому составу аграрных вузов, что приводит к выдавливанию из системы ищущих и требовательных преподавателей с замещением их теми, кому просто нечего дать студентам ни как теоретикам, ни как практикам. 

Получаемое в результате такого обучения высшее образование, на наш взгляд, откровенно проигрывает по реальной полезности для обучающегося среднему профобразованию, и тем более – проигрывает самозанятости. Если эти 4 года потратить на выстраивание собственного дела, вполне вероятно, на селе, формирование соответствующей клиентской базы, то можно добиться неизмеримо большего. Более подробно об этом можно посмотреть в нашем отдельном обзоре.

А поскольку такая ситуация длится уже 25-30 лет, то в аграрных вузах острейшая нехватка кадров с современными технологическими компетенциями, в первую очередь в областях агрономии, ветеринарного дела и зоотехнии.

Анализируя средний балл ЕГЭ поступающих в аграрные вузы, на сегодняшний день точно можно констатировать, что даваемое в них образование остается непривлекательным для абитуриентов. Это красноречиво подтверждают цифры Минсельхоза, что более 90% выпускников аграрных вузов работают не по специальности. Так весь АПК непривлекателен для выпускников и абитуриентов, сначала в сельскохозяйственные вузы попадают те, кто больше никуда не попал, а потом, получив вожделенный диплом, идут «куда глаза глядят», хоть овощами на рынке торговать.

Отпугивают риски, что на селе работа тяжелая, а достойно зарабатывать и построить карьеру при этом сложно. Не добавляет оптимизма и представление о качестве жизни на селе; оторванность, плохой интернет, «никакой» досуг.

По существу, мы сейчас «расхлебываем» последствия полной коллективизации, когда сословие колхозного крестьянства стало основной тягловой силой индустриализации нашей страны. В результате мы в краткосрочной перспективе смоги перейти в индустриальный технологический уклад ценой «убийства» в долгосрочной перспективе не просто целой отрасли, но и его опорного сословия – крестьянства. Теперь стране предстоит по крохам, кропотливо воссоздавать не только «жесткую инфраструктуру» села (дороги, сети и пр.), но и, что гораздо сложнее, «мягкую инфраструктуру» (среду, ценности).

 

Аграрные вузы в мировом «табеле о рангах»

На сегодняшний день Россия – это единственная страна среди топ-10 производителей продукции АПК в мире, чьи сельскохозяйственные вузы практически не входят в основные мировые рейтинги высших учебных заведений: QS, THE и ARWU (мы даже не писали такого обзора, не о чем писать).

Единственным исключением является только Российский государственный аграрный университет — Московская сельскохозяйственная академия имени им. К. А. Тимирязева, который попадает в два региональных рейтинга QS: в QS BRICS, где занимает место 231-240, и QS EECA (страны Восточной Европы и бывшего СССР), где занимает место в диапазоне 201-250.

В «подвал» предметных рейтингов THE и ARWU по сельскому и лесному хозяйству, а также ветеринарии, попадают несколько наших классических университетов с исследовательской стратегией (МГУ – ARWU 401-500, СПбГУ – THE 301-400, НГУ – THE 301-400 и ДВФУ – THE 601+), ни в одном из которых нет сельскохозяйственного или ветеринарного факультета.

В этом контексте, поскольку устоявшиеся рейтинги просто не захватывают (не видят) наши аграрные вузы, а отличать хорошие аграрные вузы от плохих, которых на просторах нашей родины ох как не мало, надо, обратите внимание на наш рейтинг российских вузов «Национальное признание». Он именно для этого и придуман.

Технические вузы России

Становление высшего инженерного образования в Российской Империи: зарождение инженерного образования и инженерное образование накануне Октябрьского переворота. Эксперименты «молодой советской республики», оформление системы высшего инженерного образования советского типа, инженерное образование в 90-е и «нулевые» годы. Технические университеты в «новейшее время».

 

Становление высшего инженерного образования в Российской Империи

Зарождение инженерного образования в России

Инженерное образование накануне Октябрьского переворота

Высшие технические учебные заведения в советский период

Эксперименты «молодой советской республики»

Оформление системы высшего инженерного образования советского типа

Инженерное образование в 90-е и «нулевые» годы

Технические университеты в «новейшее время»

Исследовательские технические университеты

Технические университеты «массового спроса»

 

 

Становление высшего инженерного образования в Российской Империи

Зарождение инженерного образования в России

Истоки систематического инженерного образования в России восходят к 1701 г., когда по инициативе Петра I в Москве была создана Школа математических и навигацких наук, ставшая идейным предшественником Николаевской морской академии и Морского инженерного училища императора Николая I. Сейчас приемники обоих образовательных учреждений входят в состав Военного учебно-научного центра военно-морского флота «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова».

Помимо этого, в 1773 г. в Санкт-Петербурге организуется Горный институт императрицы Екатерины II. В 1809 г. императором Александром I был подписан Манифест, учреждающий Институт Корпуса инженеров путей сообщения, который находился под его непосредственным патронажем.

Пример Александра I вдохновил и его августейших братьев – Николая Павловича (в будущем император Николай I) и Михаила Павловича. С 1819 г. они курировали организацию двух других выдающихся учебных заведений – Николаевского инженерного училища и Михайловской артиллерийской академии. Чуть позже к этим высшим инженерным учреждениям прибавился Институт гражданских инженеров Императора Николая I и Технологический институт Императора Николая I.

Вплоть до конца 50-х годов XIX в. ни по числу, ни по качеству подготовки инженеров Российская Империя не уступала ни одной стране мира, а в 60-80-е годы XIX в. Россия в плане подготовки инженеров уступила Франции и Германии. Интересы руководства страны в этот период несколько сместились на ускоренное развитие сельскохозяйственного образования и связанных с этим биологических наук.

 

Инженерное образование накануне Октябрьского переворота

В Российской Империи в нынешних границах Российской Федерации к 1917 году было до 10 высших инженерных учебных заведений (если не учитывать чисто военные учебные заведения), большинство из которых были учреждены в 1890-1900-е годы:

  • Горный институт императрицы Екатерины II (сейчас – Санкт-Петербургский горный университет),
  • Донской политехнический институт в Новочеркасске (сейчас – Южно-Российский государственный политехнический университет (НПИ) имени М. И. Платова),
  • Императорский Петербургский лесной институт (сейчас – Санкт-Петербургский государственный лесотехнический университет),
  • Императорское Московское инженерное училище Ведомства путей сообщения (сейчас – Российский университет транспорта),
  • Императорское Московское техническое училище (сейчас – Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана),
  • Институт гражданских инженеров императора Николая I (сейчас – Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет),
  • Петербургский политехнический институт (сейчас – Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого),
  • Петербургский практический технологический институт (сейчас – Санкт-Петербургский государственный технологический институт),
  • Томский технологический институт (сейчас – Томский политехнический университет),
  • Электротехнический институт императора Александра III в Петербурге (сейчас – Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет).

Хотя Российская Империя и слыла аграрной державой, накануне Октябрьского переворота 1917 года даже с учетом выбытия старых кадров наша страна обладала совокупным инженерным потенциалом, превосходящим Францию, сопоставимым с Германией, и уступающим только США.

Подготовка высококвалифицированных инженеров в Российской Империи сосредоточивалась преимущественно в инфраструктурных отраслях (транспорт, строительство, судостроительная промышленность, химическая и горная промышленность, металлургия), которые, в свою очередь, развивались в связи с запросами военной промышленности.

 

Высшие технические учебные заведения в советский период

Эксперименты «молодой советской республики»

Октябрьский переворот 1917 года, последовавшая за ним Гражданская война 1918-1922 годов и государственная политика первых 15 лет советской власти в области высшего образования привели к сильнейшему падению уровня подготовки специалистов во всех областях, и в области инжиниринга в особенности.

Ситуация с подготовкой новых инженерно-технических кадров складывалась крайне негативно. Первые попытки по подготовке красных специалистов в стиле «шапкозакидательства» ни к чему не привели, как и инициативы по фактической профанации высшего образования, в первую очередь по открытию вузов для всех желающих. Подавляющее большинство рабочих и крестьян ведь, не имеющих должного базового образования, были не в состоянии освоить инженерную программу.

Вот яркий пример, иллюстрирующий качестве контингента студентов инженерного вуза этого периода в пересказе популяризатора науки Володара Лишевского. Он цитирует слова известного ученого, профессора, кораблестроителя А.Н. Крылова, назначенного в 1919 г. начальником Военно-Морской академии:

– Кто из вас знает математику? – спросил ученый. Аудитория молчала.

– Кто из вас окончил высшее учебное заведение? Опять молчание.

– Кто из вас имеет среднее образование? И снова тишина.

Первый раз в жизни, – сказал Алексей Николаевич, – буду читать лекцию по теории корабля лицам, не знающим математики. Подумаю, как это можно сделать. Приходите в следующий раз.

Еще одна цитата, член Политбюро ЦК ВКП(б) Н.И. Бухарин в речи на 6 съезде РКСМ 15 июля 1924 года говорит:

«В высших учебных заведениях наши комсомольцы … а посмотришь на успеваемость – 80 процентов неуспевающих. Самодеятельности много, а действительных знаний не на грош».

Упрощение учебных планов доходило до полного абсурда, например, в Московском высшем техническим училищем (сейчас – «Бауманка») дисциплину «сопротивление материалов», входящую в основополагающий курс инженерной подготовки, сделали факультативной (выбор по желанию). От примитивизации высшего образования максимально вместе с естественными науками и медициной страдало высшее техническое образование.

И так на протяжении всех 20-х годов в угоду политической конъюнктуре на фоне расправ над старыми инженерно-техническими кадрами пытались готовить новые инженерные кадры ускоренным методом за 1-2 года. Не выходило.

Одним из механизмов по выправлению ситуации с низким качеством поступающих в вузы были т.н. рабочие факультеты или рабфаки. На рабфаки принимались «рабочие и крестьяне в возрасте от 18 лет, делегированные производственными союзами, фабрично-заводскими комитетами, партийными отделами работы в деревне, волостными, уездными и губернскими исполкомами». В результате эти 1-2 годичные подготовительные отделения пр вузах обеспечивали до 40% общего приема.

Конечно, за два года рабфака они не могли давать удовлетворительного образования, и выпускники рабфаков были подготовлены существенно слабее, чем вчерашние школьники, но все же немного улучшили ситуацию с качеством контингента. К этой практике даже вернулись повторно, уже в 70-е годы.

Преподаватели вузов испытывали серьезное давление со стороны студенчества и, не в последнюю очередь, со стороны «боевых» выпускников рабфака. Требовательный профессор или доцент рисковал как минимум вылететь из вуза. Отсюда такие адаптации в вузах, как отмена оценок и бригадный метод обучения. Нормальной практикой было, когда оценки не ставили, а зачеты сдавали не поодиночке, а всей студенческой группой («бригадой»).

Описанная система обучения в вузе продержалась до 1933 года, т.е. до завершения первой пятилетки, когда всем, включая высшее партийное руководство страны, стало окончательно понятно, что это пародия на высшее образование, которое не обеспечивает задачи индустриализации страны.

 

Оформление системы высшего инженерного образования советского типа

В 1929 году ноябрьский Пленум ЦК ВКП(б) принял решение о создании специализированных вузов, готовящих специалистов для отдельных отраслей народного хозяйства.

По этой причине первая половина 1930 х годов – это пик открытия новых технических вузов, равного которому не было до начала 1990 х годов. В год в среднем образовывалось около 20 новых втузов. В 1932 г. для общего руководства растущей массы втузов был образован Всесоюзный комитет по высшему техническому образованию при ЦИК СССР, к которому перешла часть функций отдельных министерств, в том числе координация и регулирование, но он не осуществлял оперативного управления.

В основе этого роста лежало выделение из крупных многопрофильных вузов отдельных институтов, факультетов и даже кафедр в отдельные институты с последующим переводом их в подчинение отраслевых комиссариатов. Например, за счет подразделений Московского высшего технического училища (сейчас – МГТУ им. Баумана) в 1930 г. были созданы Высшее аэромеханическое училище (сейчас – Московский авиационный институт), Высшее энергетическое училище (сейчас – Московский энергетический институт) и Высшее инженерно-строительное училище (сейчас – Московский инженерно-строительный институт).

В этот период были открыты металлургические, горные, станкостроительные, химико-технологические вузы, авиационные и строительные, активно создавались политехнические институты.

Был введен в оборот формат завода-втуза, который являлся прообразом современного корпоративного университета, когда втуз «затачивался» не просто не интересы определенной отрасли, а по существу втуз создавался на базе конкретного крупного промышленного предприятия для подготовки инженеров из числа работников данного или близких по профилю предприятий. Повторно идея была использована в 60-е и 70-е годы, когда были созданы наиболее жизнеспособные заводы-втузы.

Именно в этот момент началось принципиальное «выдавливание» науки за пределы вузов с ее локализацией в профильных научных учреждениях. Складывалась модель, когда головные институты решали крупные теоретические проблемы и обеспечивали методологическое руководство, отраслевые институты разрабатывали тематику отдельных отраслей народного хозяйства, а научные подразделения при втузах ограничивались решением своих научно-учебных задач.

В основе всей системы втузов лежало централизованное распределение специалистов на места работы, основанное на планировании потребности в специалистах по очень дробной номенклатуре специальностей. Предприятия за это были обязаны предоставлять втузам места для организации практики студентов, а также фиксированную часть своего бюджета потратить на заказ исследований и разработок во втузах.

Внутри отраслевых групп вузов были определены головные вузы, осуществлявшие методическое руководство, подготовку и переподготовку преподавателей. Последнее превращало отраслевую группу в единую саморегулирующуюся сеть.

Вся система подготовки кадров и повестка научных исследований вузов инженерно-технического профиля была довольно сильно милитаризирована. В этой области была специально организована конкуренция не только между конструкторскими бюро и отраслевыми институтами, но и между втузами.

Советская система высшего образования фактически была подсистемой плановой экономики, а единственными реальными движущими силами ее трансформации были идеологические установки руководства страны и план развития народного хозяйства СССР.

 

Техническое образование в 90-е и «нулевые» годы

Отмена системы обязательного распределения выпускников, которая произошла в самом начале 90-х годов, привел к усилению регионализации рынков труда для выпускников инженерных вузов. В свою очередь, в регионах окрепло стремление готовить всех специалистов «на месте», чтобы не «заморачиваться» с локализацией выпускников инорегиональных втузов.

В самом начале переходного периода Минобрнауки (или как он тогда назывался) сделал откровенную глупость, ввел законе от 22 августа 1996 г. № 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» три категории вузов с разным количеством «звезд»: университеты («три звезды»), академии («две звезды») и институты («одна звезда»), но не дал им достаточно четкие критерии. Соответственно, Минобрнауки не удержал рамку, был открыт «ящик Пандоры» и уже к началу «нулевых» эта типология применительно к инженерным вузам была полностью девальвирована – почти 100% технических институтов и высших технических училищ стали техническими университетами.

Характер трансформации системы технических высших учебных заведений определялся внешними естественными (без осмысленной госполитики) факторами и адаптивной стратегией самих втузов. А вот результаты этой трансформации для разных учебных заведений оказались разными.

Самая незавидная судьба постигла технические вузы, тесно интегрированные в территориальные кластеры. Большинство из них под давлением платежеспособного спроса со стороны населения, вступив в неравную конкурентную борьбу с классическими университетами и «наросшими» как грибы негосударственными вузами, вынуждены были значительно диверсифицироваться. Многие при этом потеряли связь со своими специализированными работодателями.

Как следствие, чтобы как-то свести концы с концами в большинстве таких втузов были открыты непрофильные факультеты (экономики, менеджмента, юриспруденции и пр.). На фоне утраты связи со своими головными вузами, многие такие «нишевые» втузы, хотя и стали громко именоваться университетами, качественно деградировали. Себя нашли единицы, кто смог «выпрыгнуть из штанов», найдя адаптивной стратегии альтернативу.

Аналогичным образом сложилась судьба большинства заводов-втузов, которая была неразрывно связана с судьбой базовых предприятий. Например, и Московский государственный вечерний металлургический институт, созданный в 1930 г. как завод-втуз закрытого еще в 2011 г. московского металлургического завода «Серп и молот», и Московский государственный индустриальный университет, возникший из завода-втуза при уже не существующем ЗИЛе, решением Министерства образования и науки были присоединены к Московскому политехническому университету.

Немногим лучше оказалась судьба технических (и технологических) вузов, которые работали в жесткой сцепке со слабеющими вследствие появления рынка и конкуренции отраслями национальной экономики. Если они не смогли «отвязаться» от слабеющей отрасли и диверсифицироваться настолько, чтобы стать конкурентоспособными относительно классических университетов, то утратили возможности для развития и также деградировали.

По-другому сложилась судьба инженерно-технических вузов, базовая отрасль которых не слабела, а росла вместе с новой российской экономикой. Эти втузы смогли не только «пережить 90-е» и состояться как источник кадров для своей отрасли, но «найти себя в новой реальности» как R&D-центр. Хотя и эти втузы вынуждены были частично диверсифицироваться, но они сохранили ключевую идентификацию. Примерами таких вузов являются Тюменский индустриальный университет, Санкт-Петербургский горный университет и Томский университет систем управления и радиоэлектроники.

 

Технические университеты в «новейшее время»

Исследовательские технические университеты

Как мы уже писали при обзоре классических университетов во второй половине «нулевых» Минобрнауки последовательно реализует государственную политику в отношении структуры системы высшего образования, выражающуюся в стимулировании расслоения вузов и оформлении когорты ведущих университетов, способных составить конкуренцию «западным» вузам хотя бы для наших выпускников.

Если придание особого статуса МГУ, СПбГУ и создание федеральных университетов, произошедшее в рамках этой самой политики на стратификацию вузов, не относятся рассматриваемому вопросу (затрагивают только классические университеты), то становление сетей национальных университетов, глобально узнаваемых университетов (проект 5-100) и опорных вузов напрямую затрагивают существующую систему технических вузов.

Из 28 национальных исследовательских университетов (статус присвоен в 2009-2010 гг.) большинство (17 университетов) – технические вузы и только 11 – классические. Из вузов проекта 5-100, куда входят только «устойчиво исследовательские» университеты, к категории технических университетов можно отнести 7 вузов, остальные 14 – классические и медицинские.

Позднее, в отдельном обзоре мы дадим подробный обзор текущим результатам этой самой гонки за глобальную узнаваемость наших технических университетов: Технические университеты России мирового уровня (по данным предметных рейтингов QS) и (по данным предметных рейтингов THE и ARWU). Пока ограничимся только общими цифрами нашей представленности в глобальных академических рейтингах (это такой инструмент оценки узнаваемости – репутации вуза). Так вот уже 100 российских вузов в принципе попадают хотя бы в один из трех таких признаваемых рейтингов (QS, THE или ARWU), 42 таких вуза относятся к категории технических.

 

Технические университеты «массового спроса»

За пределами» исследовательских университетов остается по нашим оценкам около 60% всех технических вузов в новейшей истории, т.е. около 60 вузов. Они не «засветились» ни в одном из глобальных рейтингов, даже когда они готовят (макро)региональные рейтинги, т.к. ключевые показатели их деятельности отражают реализацию именно образовательной функции, а исследовательская функция, если и присутствует, то играет второстепенную роль.

По аналогии с классическими университетами, мы приведем два основных типа таких вузов, которые при всей их внешней схожести (вузы второго типа подражают внешним признакам вузов первого типа) очень важно отличать друг от друга:

  • Технические университеты как «социальные лифты»,
  • Технические университеты как «социальные сейфы».

Технические университеты как «социальные лифты» – это вузы, хотя и не ведущие масштабной научно-исследовательской деятельности, но обладающие относительно высоким образовательным потенциалом и относительно высоким качеством приема (подтверждается данными по ЕГЭ), действующие на конкурентных, хоть обычно региональных рынках.

Можно выделить две примерно равновеликие по числу «носителей» вариации таких «технических социальных лифтов» – это инфраструктурные и секторные вузы.

Инфраструктурные технические вузы – это качественно диверсифицированные вузы с низкой долей слабых направлений и слабой специализацией, обеспечивающие потребности регионального рынка труда в кадрах для конкретной инфраструктуры экономики. Обычно это сумевшие адаптироваться к новой экономике вузы и качественно расширившие профиль подготовки за счет смежных других технических или социально-экономических и гуманитарных направлений. Они ориентированы на чисто региональный прием и не ведут масштабной научно-исследовательской деятельности.

Секторные технические вузы – это специализированные сфокусированные на конкретных направлениях отраслевые вузы с низкой долей слабых направлений, принадлежащие растущим или не очень пострадавшим индустриям. Секторные вузы обычно связаны с одной или несколькими крупными компаниями, как государственными, так и частными.

Примеры классических университетов как «социальных лифтов» не надо ходить далеко, достаточно обраться к списку классических университетов – победителей конкурса на присвоение статуса опорного вуза. Всего из 33 вузов, победивший в первой или второй волне, 12 вузов – технические университеты, остальные 19 – классические и медицинские.

Технические университеты как «социальные сейфы» – обеспечивают почти тотальный доступ населения нашей стороны к высшему образованию, позволяют молодежи приобрести минимальные социальные навыки и подготовиться к взрослой жизни. Хотя перечень направлений подготовки может быть любой, как правило – это смесь технических, социально-экономических и даже гуманитарных программ, научной компоненты нет (есть только нехитрая ее имитация), основная функция — социализирующая.

Отличительной чертой таких «социальных сейфов» является расхождение заявленной и реальной функции по отношению к основным рынкам. Часть из них сохраняет отраслевую принадлежность и даже декларирует обеспечение некоего спроса на выпускников, который по факту оказывается спросом населения на дипломы о высшем образовании.

Как и среди «технических социальных лифтов» среди «технических социальных сейфов» можно выделить две примерно равновеликие по числу «носителей» вариации.

Во-первых, это слабые специализированные технические вузы с высокой долей слабых направлений, а также консервативные индустриальные вузы, потерявшие рынки труда в соответствующих отраслях.

Во-вторых, это некачественно диверсифицированные технические вузы с высокой долей слабых направлений и слабой специализацией (не сумевшие успешно адаптироваться к внешним изменениям, реально утратившие свою секторную ориентацию, но сохраняющие ее формально).

Дело в том, что и тех и других вузов довольно много (десятки в масштабах страны). Разобраться в том, кому из них можно доверить свою молодость, а кому нет, очень сложно, особенно в разрезе отдельных программ подготовки. Поэтому, пожалуйста, поработайте с рейтингами вузов, в т.ч. с нашим рейтингом «Национальное признание», и сделайте осмысленный выбор.

Классические университеты России

Появление университетов в Российской Империи и судьбы университетов в советский период. Университеты в период академической «вольницы» 20-х годов, становление советского университета в 30-е годы и окончательное оформление системы советских университетов (50-80-е годы). Классическое университетское образование в 90-е, «нулевые» годы и в «новейшее время»: исследовательские университеты и классические университеты «массового спроса».

 

Появление университетов в Российской Империи

Академический университет (1724 г. / 1747 г.)

Что такое российский императорский университет?

Кризис императорских университетов в начале XX века

Судьбы университетов в советский период

Университеты в период академической «вольницы» 20-х годов

Становление советского университета в 30-е годы

Окончательное оформление системы советских университетов (50-80-е годы)

Классическое университетское образование в 90-е и «нулевые» годы

Классические университеты в «новейшее время»

Исследовательские университеты

Классические университеты «массового спроса»

 

 

Появление университетов в Российской Империи

Академический университет (1724 г. / 1747 г.)

Само понятие университета сейчас может иметь разные толкования, см. Вузы России, какого статуса они бывают или Вузы России, какого типа они бывают.

Первый российский университет – Академический университет в составе Петербургской академии наук – был основан Петром I в начале 1724 года. По другим данным датой создания академического университета считается 1747 год, когда был принят Устав Академии наук.

В любом случае в российском законодательстве это было первое употребление самого понятия «университет». План предполагал организацию в России максимально приближенного к западноевропейской традиции того времени настоящего классического университета, вдохновленного идеями Лейбница и Вольфа.

Расцвет академического университета неразрывно связан с именем М.В. Ломоносова, активно работавшем в нем в период 1747-1760 гг. и возглавлявшим его в период 1760-1765 гг. Были определены требования к профессорам, многие из которых специально были приглашены из Европы, а также требования к студентам, многие из которых были также привезены из Европы.

Полный курс обучения в университете включал 12 основных предметов, в т.ч. физика, математика, ботаника, анатомия, астрономия, медицина, география, латинский и русский языки, история и нравоучение. Многие студенты параллельно с обучением в станах университета участвовали в научных экспедициях и исследованиях Петербургской академии наук.

Преподаватели и студенты университета наделялись, как и их европейские коллеги, определенными академическими свободами, в т.ч. возможностью свободного передвижения («право без всякого задержания приезжати и отъезжати»). Было также предусмотрено право возводить в ученые степени, которые именовались как «градусы академические», – один и базисов классического университета в Европе.

Вскоре после смерти М.В. Ломоносова в 1770-х годах Академический университет и Академическая гимназия были объединены в «Училище Академии». С этого момента влияние состоявшихся европейских ученых снижается, и «первую скрипку» в объединенном Училище начинают играть уже наши «доморощенные» профессора, выпускники самого университета. Уходит из названия учреждения и само слово «университет».

Только через 50 лет, в 1819 г. Петербургский университет был воссоздан «вне стен» Академии наук как самостоятельное образовательное учреждение, но это уже совсем другая история.

 

Что такое российский императорский университет?

История русских императорских университетов начинается с открытия в Москве Московского императорского университета 12 января 1755 года, т.е. в день памяти св. мученицы Татьяны, ставшей впоследствии общероссийским праздником студенчества, «Татьяниным днём». Хотя организационно университет был самоуправляемым учреждением, фактически все важные решения вплоть до назначения профессоров проходили кураторов, первым из которых был назначен Иван Иванович Шувалов.

В 1803 году был открыт Виленский императорский университет и возобновлён Юрьевский (Дерптский) императорский университет, в 1804 году основаны императорские университеты в Харькове и Казани, а в 1819 году открыт Санкт-Петербургский императорский университет, преобразованный из Главного Педагогического института.

Всего к 1917 году в Российской Империи было создано 12 императорских университетов, 5 из которых располагались на территории современной Российской Федерации:

  • Императорский Московский университет,
  • Императорский Казанский университет,
  • Императорский Варшавский университет (в 1915 г. переведен в г. Ростов-на-Дону),
  • Императорский Томский университет,
  • Императорский Николаевский университет.

Изначально императорские университеты разделялись на 4 факультета (примечательно, что философского факультета нет):

  • физико-математический,
  • словесный,
  • нравственно-политический,
  • медицинский.

В течение XIX века было несколько редакций уставов императорских университетов (1804 г., 1835 г. и 1863 г.), которые то наделяли университеты и входящие в их состав факультеты большей автономией, то ограничивали ее только учебной частью.

Основная цель, для которой они создавались императорские университеты – это подготовка государственных служащих. Весь профессорско-преподавательский состав был гражданскими государственными служащими определенного класса (профессора 8-го класса, доценты 9-го класса и т.д.), соответственно они носили мундиры чиновников министерства просвещения. Студенты по окончании университета вместе с дипломом также получали чин определенного класса.

Для тех студентов, которые нуждаются в материальной помощи и имеют успехи в учебе, была предусмотрена академическая стипендия. После окончания университета студенты, получавшие стипендию и помощь от государства, обязаны были отработать на государственной службе несколько лет.

Профессорско-преподавательский состав императорского университета – это не обязательно действующие ученые, многие просто вели занятия по одобренным Министерством просвещения учебникам. При этом работа над диссертацией по многим направлениям «вынесена» за границу, и ведется преподавателями в ходе специально предусмотренной для этого стажировки.

Академическая свобода (свобода учебы и свобода преподавания) относительно европейских классических университетов существенно сокращена. Как преподаватели, так и студенты подчиняются учебным планам, утверждаемым Министерством просвещения.

Учебный план предполагает курсовую систему, т. е. распределение предметов по годам обучения в определенной последовательности. Экзамены проводятся каждый год, а зачеты раз в полгода, без аттестации по тем и другим невозможен перевод на следующий курс.

Единство факультетов обеспечивается только общим административным руководством, восходящим к власти ректора, избираемого профессорами (реже) или назначаемого Министерством (чаще), единым расписанием и планом. Университетское самоуправление сведено к минимуму.

 

Кризис императорских университетов в начале XX века

Императорский университет, как мы уже говорили в посвященном ему разделе, был машиной по производству чиновников. И под достижение этой цели на протяжении всего XIX века оптимизировалось все его внутреннее устройство. И университет хорошо справлялся с «производством» исполнительных и дисциплинированных людей, ориентированных на служение Российской Империи. Эти люди были предназначены стать чиновниками имперского государства.

Чиновник сознает себя не свободным индивидом, а звеном в определенной иерархии, располагающего лишь ровно такой доля свободы, какая требуется для исполнения его должностных обязанностей. Критическое мышление не самая сильная сторона чиновника, его предназначение не рассуждать и подвергать сомнению вышестоящие указания, а служить государству.

Но революционер, как борец с государством, есть не что иное, как диалектическая противоположность чиновника, служащего этому самому государству. В основе своей и чиновник, и революционер едины, то есть революционер — это чиновник наоборот. Образно говоря, революционер – это чиновник «революционного» департамента.

Русский революционер был так же далек от западного либерального идеала скептически мыслящего свободного самостоятельного индивидуалиста, как и его враг — русский чиновник.

Поэтому, когда в силу ряда причин Российская Империя и вся его идеология перестали быть притягательными для критической массы студентов, в работе императорских университетов произошел сбой, они стали готовить «чиновников-наоборот», т.е. революционеров. При этом усиление дисциплины и контроля приводили лишь к наращиванию эффективности «производства» «чиновников-наоборот». Репрессии против студентов и преподавателей, к которым прибегало государство, приводили только к увеличению числа революционеров, а имевшие место меду ними краткие периоды либерализации еще и «развязывали им руки».

В конечном счете, революционное движение, зародившееся и получившее питательную почву в среде российских императорских университетов, в конце концов, и погубило эти университеты. Вскоре после окончания Гражданской войны на их месте начали формироваться уже новые, советские государственные университеты, которым было суждено включиться в решение задач нового государства.

 

Судьбы университетов в советский период

Университеты в период академической «вольницы» 20-х годов

Реформа высшего образования была начата сразу после Октябрьского переворота, первые 18 государственных университетов «советского типа» были созданы уже в 1918 году. Реформа протекала несколько стихийно и объективно была ориентирована на разрушение прежней, дореволюционной системы сословий. При этом реформаторами двигало желание построить все иначе, чем это было в царской России:

  • пролетарские вузы должны быть доступными для представителей простого народа, рабочих и крестьян, а не для элиты, как раньше;
  • революционные вузы должны были заниматься просвещением народа и, конечно, пропагандой коммунистической идеологии, а не готовить управленцев и чиновников;
  • новые вузы должны быть демократичными, студенты в них должны сами выбирать предметы, и им не нужны экзамены, зачетки и дипломы против казенщины и забюрократизированности царских вузов;
  • преподаватели должны быть равны, среди них не должно быть старших и младших;
  • образование должно быть ориентировано на закладку ценностей коллективизма, а не индивидуалистов;
  • и т.д. и т.п.

Одним из первых декретов советского правительства в 1918 г. были отменены требования к базовому образованию и вступительные испытания (осталось только требования по достижению возраста 16 лет), в результате чего численность студентов росла огромными темпами.

В результате уже в 1921 г. число желающих поступить в вузы превысило количество мест в них, и был введен классовый принцип приема с ограничением доли студентов из числа «социально-политически чуждых» элементов (отменен он был только в середине 1930-х годов, когда это ограничение перестало быть актуальным).

Вузы по существу превратились в просветительские организации, где студентам (а по существу слушателям) читались лекции на разные темы и для желающих проводились практические занятия. При этом, однако, просвещение сочеталось с установкой на пропагандистскую идеологическую работу по продвижению ценностей коммунизма. Окончание вуза не давало никаких прав, степеней или чиновничьих классов.

Обучение в вузе сократили до 2-3 лет. Был введен бригадно-лабораторный метод, согласно которому курсы были сокращены, и разделены на обязательные и выборные, которые студенты выбирали сами. Задания давались не отдельным студентам, а целым группам («бригадам»). Во всем этом явно усматриваются принципы, которые положены в основу современной Болонской реформы (почти за век до этого).

Но при этом любые разногласия разрешались только в рамках официальной марксистско-ленинской идеологии, а вместо свободы политических организаций была условная свобода фракционной деятельности внутри единственной партии — коммунистической партии большевиков. Соответственно во всех вузах были созданы партийные и комсомольские организации, ответственные за идеологический контроль. Юридические, исторические, философские и д. общественные гуманитарные факультеты были упразднены как обучающие «буржуазному хламу».

Много профессиональных преподавателей было вытеснено из университетов, а то и просто уничтожено. Наоборот, к преподаванию стали допускать людей, вообще не имеющих не только ученой степени, но и вообще высшего образования. Многие из них прошли гражданскую войну и смотрят на свою деятельность как на продолжение войны с классовым врагом.

В 20-е годы было открыто несколько новых университетов, которые были определены как «пролетарский», «рабоче-крестьянский», «коммунистический». Но они не прошли испытания временем ввиду отсутствия не только помещений, но и профессорско-преподавательского состава и библиотечного фонда.

При этом именно в этот период ряд научных лабораторий были вынесены из университетов и стали академическими институтами, что заложило основу сохраняющееся по сей день противопоставления учреждений науки и высшего образования.

 

Становление советского университета в 30-е годы

Фактически история реформирования советского высшего образования, впервые системно, а не стихийно, проявившаяся именно в 30-е годы, – это история поисков модели фокусировки высшего образования на задаче кадрового обеспечения плановой экономики – подготовке «винтиков» с кругозором, ограниченным производственными задачами своего рабочего места.

Начало 1930-х годов – пик открытия новых вузов, равного которому не было до 1990-х годов. Против 152 вузов на начало десятилетия уже в конце 30-х их уже 481, из которых 51 – это университеты. Основа этого роста – это не создание новых вузовских «мощностей», а волна создания отраслевых институтов за счет выделения их из крупных университетов, подведомственных Министерству просвещения, и подчинение их отраслевым комиссариатам.

Важнейшим компонентом оптимизации и реструктуризации 30-х годов стал продолжающийся процесс целенаправленного вытеснения не только фундаментальной, но и отраслевой науки из высших учебных заведений (так как эта функция передавалась отдельным научным учреждениям, чтобы не платить за это дважды). Связь образования с научными исследованиями предполагалось обеспечить за счет практики привлечения научных работников и практиков в вузы в качестве совместителей.

В этой схеме стали выкристаллизовываться новый, советский вариант классического университета, готовивший кадры для научных учреждений и других вузов, прежде всего в естественнонаучной и физико-математической областях, а также кадры для региональных управленческих элит (экономическое, историческое, юридическое образование). Иногда в силу нехватки мощностей педагогических вузов эти функции дополнялись подготовкой учителей для старшей общеобразовательной школы.

 

Окончательное оформление системы советских университетов (50—80-е годы)

Во второй половине 50-х и начале 60-х годов в силу форсированного развития ряда регионов, особенно Сибири и Дальнего Востока, на востоке страны было создано (либо воссоздано) сразу несколько крупных государственных университетов, в том числе:

  • Красноярский государственный университет организован в 1963 году сначала как Красноярский филиал Новосибирского государственного университета (ныне Сибирский федеральный университет),
  • Якутский государственный университет образован в 1956 году на базе Якутского государственного педагогического института с привлечением научно-педагогических кадров из Московского, Ленинградского, Томского госуниверситетов (ныне северо-Восточный федеральный университет),
  • Дальневосточный государственный университет был восстановлен в 1956 году как правопреемник Восточного института – Государственного Дальневосточного университета на основе научно-педагогических кадров Саратовского госуниверситета и других вузов центральной части страны (ныне Дальневосточный федеральный университет).

До этого момента единственным классическим университетом к востоку от Новосибирска и Томска был Восточно-Сибирский, ныне Иркутский государственный университет. Судя по названиям, созданные классические университеты были ориентированы на значительное территориальное присутствие (более трети площади всей страны в ее нынешнем виде), и должны были решить задачу приближения качественного фундаментального высшего образования к основным ресурсодобывающим регионам страны.

С этого момента для территориальной университетской структуры начался долгий период жизни без потрясений, который позволил «устояться», сформироваться потокам абитуриентов, вертикальные связи с педагогическими и некоторыми отраслевыми вузами, а также связи с региональными рынками труда и Академией наук.

В 1950‑е годы наблюдался значительный рост численности студентов вообще и классических университетов, в частности. Этот рост касался как студентов очной формы обучения, так и заочной и вечерней форм обучения. В результате суммарный размер студенчества в стране за 30 лет «застоя» увеличился почти в 4 раза.

Все это позволило к концу 1980-х годов в РСФСР выстроить «машину» «классического» высшего образования, не уступающую по сложности своего внутреннего устройства «машине» императорских университетов. Несущей конструкцией этой системы был прямой заказ государства на подготовку кадров, данный в разрезе образовательных программ.

Важнейшими особенностями советского варианта являются, во-первых, полное включение системы высшего образования в единый планово организованный народнохозяйственный комплекс, а во-вторых, негибкость этой системы, основанной на совмещении государством функций заказчика подготовки кадров и основного работодателя, как в корпоративных системах подготовки кадров. Т.е. советское государство являлось своего рода единой мегакорпорацией.

 

Классическое университетское образование в 90-е и «нулевые» годы

Ключевым фактором, принципиально поменявшим условия деятельности университетов, стало исчезновение механизма прямого заказа на подготовку специалистов и обязательного распределения выпускников. Рынок труда для выпускников вузов стал реальностью, а государство перестало транслировать реальный запрос экономических агентов. Оно осталось только формально ключевым заказчиком на высшее университетское образование и единственным заказчиком на бесплатное образование (через контрольные цифры приема).

Еще одним новым фактором 90-х годов стало увеличение свободы университетов по отношению к собственному развитию. Нормативное усиление автономии вузов и рост доли внебюджетных доходов в консолидированном бюджете позволили университетам разработать и реализовать собственные стратегии развития в новых условиях. В условиях сверхбыстрых и слабопрогнозируемых изменений окружающей среды на фоне резкого сокращения традиционных источников финансирования стратегии университетов носили адаптивный характер.

В разгаре 90-х годов Законом от 22 августа 1996 г. № 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» впервые вводится классификация вузов на три типа, отражающих степень их престижности:

  • университеты («крутое» образовательное учреждение),
  • академии (образовательное учреждение «ни то, ни се»),
  • институты («слабое» образовательное учреждение).

Однако лоббистские усилия руководства вузов и региональных администраций при отсутствии четкой позиции Министерства образования уже через 10 лет привели к полной девальвации этой типологии: статус университета получили более половины государственных вузов.

Именно в этот момент в стране появились такие феномены как технические, сельскохозяйственные, медицинские, экономические, юридические, педагогические, гуманитарные, военные и другие типы университетов. Ситуация с идентификацией вузов усложнялась тем, что наравне с университетами сохранялись мало отличающиеся от первых академии и институты с теми же определениями (от технических до гуманитарных).

И уже на это наслоилось вторичное переименование многих технических, педагогических и некоторых других типов университетов, в ходе которого из названия «выпало» это важное определение (технический, экономический и пр.). Теперь уже по названию, если не вникать в историю или если не анализировать кадровый потенциал вуза, не установить ни его тип (технический, экономический, педагогический), ни его статус (университет, академия, институт).

Поэтому, чтобы подчеркнуть свою самоидентификацию среди прочих университетов, 25 июня 2001 года решением Учредительного съезда, в проведении которого приняли участие 24 университета во главе с МГУ, была создана Ассоциация классических университетов России. В настоящий момент в нее входит уже 47 классических университетов. Именно здесь впервые понятие «классический университет» впервые входит в деловой оборот (до этого понятия университет было достаточно).

За «послеперестроичные годы» трансформация «советских» университетов в «классические» университеты образца «нулевых» выражалась в снижении качества научных исследований и кадрового обеспечения науки и высшей школы. При этом региональные классические университеты сохранили за собой ведущую роль в воспроизводстве элит в своих регионах. Многие классические университеты сумели извлечь выгоду из своего опережения образовательного рынка в области наиболее популярных областей, в первую очередь экономики, менеджмента и права.

 

Классические университеты в «новейшее время»

Исследовательские университеты

Во второй половине «нулевых» Минобрнауки начинает обозначать осознанную государственную политику в отношении структуры системы высшего образования, выражающуюся в стимулировании расслоения вузов и оформлении когорты ведущих университетов, которые должны были в числе прочего начать всерьез конкурировать за наших талантливых студентов, многих из которых начали к себе завлекать «западные» университеты.

Сначала в 2006 г. были созданы два первых пилотных федеральных университета (Южный и Сибирский), в 2010 г. еще 5 федеральных университетов, а потом в течение 4 лет – остальные 3. Федеральные университеты образовывались путем механического присоединения более слабых вузов к более сильному их собрату. Это действие, во-первых, приводило в образованию искусственного образовательного учреждения с неясной миссией (для федеральных университетов, вошедших в проект 5-100 она стала откровенно двойственной). Во-вторых, объединение нескольких вузов в одном городе сильно снижало конкуренцию на региональных рынках высшего профессионального образования.

Одновременно с этим в 2009 г. отдельным федеральным законом «О Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова и Санкт-Петербургском государственном университете» этим двум университетам был придан особый статус с наделением их особыми правами и подняв управление ими их на уровень Правительства РФ.

Параллельный трек федеральным университетам – это создание сети национальных исследовательских университетов (2 «пилота» НИУ – 2008 г., первая волна из 12 НИУ – 2009 г., вторая волна из 15 НИУ – 2010 г.). Здесь Минобрнауки, напротив, опиралось на осмысленный выбор самих университетов и естественно возникшую их дифференциацию, основанную на сохранении у некоторых из них «жизнеспособных» научных школ и связей с реальной экономикой.

Из 28 национальных исследовательских университетов к категории классических университетов можно отнести только 11 вузов, остальные 17 вузов скорее следует отнести к категории технических университетов.

Еще одним треком является проект 5-100, за две волны которого (2013 и 2015 гг.) в категорию глобально конкурентоспособных вузов был отобран 21 университет, большинство из которых это федеральные университеты и НИУ. Поскольку научный потенциал этих вузов изначально позволяет привлекать им лучших абитуриентов и профессоров, они включились в гонку за глобальную узнаваемость. Университеты проекта 5-100 – это «устойчиво исследовательские» университеты, выбравшие именно такую модель развития. К категории классических университетов из вузов проекта 5-100 можно отнести 12 вузов, остальные – технические и медицинские.

В отдельном обзоре мы дадим подробный обзор текущим результатам этой самой гонки за глобальную узнаваемость наших классических университетов (Классические университеты России мирового уровня (по данным предметных рейтингов QS), (по данным предметных рейтингов THE) и (по данным предметных рейтингов ARWU)). Здесь ограничимся только общими цифрами нашей представленности в глобальных образовательных рейтингах (это такой инструмент оценки узнаваемости – репутации вуза). Так вот уже 100 российских вузов в принципе попадают хотя бы в один из трех таких признаваемых рейтингов (QS, THE или ARWU), 43 таких вуза могут быть отнесены к категории классических университетов.

 

Классические университеты «массового спроса»

Классические университеты «за пределами» исследовательских университетов, а это по нашим оценкам не менее половины всех классических университетов современной России, соответствуют т.н. «teaching universities» в западном понимании. Это означает, что ключевые показатели их деятельности отражают реализацию именно образовательной функции, исследовательская функция присутствует, но играет второстепенную, подчиненную роль (образовательная повестка определяется независимо от исследовательской).

В том или ином виде классические университеты по модели «teaching universities» всегда присутствовали в советской модели системы высшего образования и играли особую роль, воспроизводя региональные элиты, выступая некими региональными научно-образовательными интеграторами. При этом они дополняли в регионе спектр инженерно-технических и экономических направлений подготовки дисциплинами из естественнонаучной и частично гуманитарной областей.

Здесь мы приведем два основных типа таких университетов, которые при всей их внешней схожести (вузы второго типа очень умело мимикрируют под вузы первого типа) очень важно отличать друг от друга:

  • Классические университеты как «социальные лифты»,
  • Классические университеты как «социальные сейфы».

Классические университеты как «социальные лифты» – это вузы, хотя и не ведущие масштабной научно-исследовательской деятельности, но обладающие высоким образовательным потенциалом и относительно высоким качеством приема (подтверждается данными по ЕГЭ), действующие на конкурентных региональных рынках. Иногда в силу исторических причин могут находиться в условиях «естественной» монополии. Они реально обеспечивают потребности регионального рынка труда в кадрах для soft-инфраструктуры экономики, включая управление, образование, розничная торговля и др.

Чтобы найти примеры классических университетов как «социальных лифтов» не надо ходить далеко, достаточно обраться к списку классических университетов – победителей конкурса на присвоение статуса опорного вуза. Всего из 33 вузов, победивший в первой или второй волнах, 18 вузов – классические университеты, остальные 13 – технические и медицинские.

Классические университеты как «социальные сейфы» – это вузы, полностью лишенные научной компоненты (если не брать в расчет ее имитацию), обладающие низким образовательным потенциалом, невысоким или даже откровенно низким качеством приема (также подтверждается данными по ЕГЭ), основная функция — социализирующая.

Фактически такие «социальные сейфы» – это вузы общего высшего образования, которые обеспечивают почти тотальный доступ населения к высшему образованию, в таком формате подготавливая молодежь к взрослой жизни. Могут декларировать наличия некого спроса на их выпускников, но по факту же единственным спросом, который они обеспечивают, является спрос населения на дипломы. Образ сейфа используется, чтобы подчеркнуть их роль в откладывании решения проблем по встраиванию молодого человека в рынок труда.

Обращаясь к дилемме есть ли альтернативы высшему образованию, предложим свою версию ответа. На наш взгляд, конечно альтернативы есть, лучше получить хорошее среднее образование, либо заняться собственным делом, чем такое высшее образование.

Именно для того, чтобы не путать пусть и не самые крутые, но честные вузы, которые дадут вам полезные навыки хотя бы для работы на региональном рынке труда, и сомнительные вузы, вся деятельность которых основана на лукавстве, имитации и мимикрии (подражании), единственным вашим бенефитом по завершению обучения котором будет диплом и ощущение потерянных нескольких лет, мы и предлагаем свой рейтинг вузов российских «Национальное признание» – это первый в нашей стране рейтинг, основанный на пофамильном анализе преподавательского состава всех вузов страны.

Хочется завершить этот пост словами древней молитвы:

  • «Боже дай мне силы исправить то, что я могу исправить,
  • Боже дай мне терпения принять то, что не в моих силах исправить,
  • Боже дай мне мудрости не перепутать первое со вторым…»

 

Вузы России, какого типа они бывают

Типы вузов в России: классические и технические университеты, транспортные, медицинские (и фармацевтические), аграрные, социально-экономические, юридические, педагогические и гуманитарные вузы, вузы в области физической культуры и спорта, теологические и творческие вузы, военные вузы и вузы силового блока. Как не потеряться и выбрать свой вуз, куда поступать.

 

Типы вузов в России

Классические университеты

Технические университеты

Транспортные вузы

Медицинские и фармацевтические вузы

Аграрные вузы

Социально-экономические вузы

Юридические вузы

Педагогические вузы

Гуманитарные вузы

Вузы в области физической культуры и спорта

Теологические вузы

Творческие вузы

Военные вузы и вузы силового блока

Негосударственные вузы

Как не потеряться и выбрать свой вуз, куда поступать

 

Типы вузов в России

Поскольку какой-либо общепринятой, жестко закрепленной в официальных документах типологии вузов в нашей стране не существует, предложим свою версию, основанную на выделяемых областях образования (знания, где-то и отраслей наук), за которыми стоят одноименные координационные советы, объединяющие под собой систему учебно-методических объединений.

Это следующие 9 областей образования:

  • Математические и естественные науки,
  • Инженерное дело, технологии и технические науки,
  • Здравоохранение и медицинские науки,
  • Сельское хозяйство и сельскохозяйственные науки,
  • Науки об обществе,
  • Образование и педагогические науки,
  • Гуманитарные науки,
  • Искусство и культура,
  • Военные науки.

В ряде случае за этими областями образования, внутри которых сложилась уже целая территориальная система вузов, стоят федеральные министерства. Но такая система соответствия есть не всегда. Иногда министерство решает задачи по подготовке кадров через создание единственного подведомственного вуза или вообще «паразитирует» на чужой образовательной системе.

Помимо такой «формальной» структуры за последние два десятилетия произошла и некоторая неформальная самоидентификация вузов. Они сначала включили соответствующие этим областям образования ключевые слова в свое название, позиционируя себя именно в данной области образования, а затем начали создавать ассоциации вузов вокруг тех же ключевых слов, работая уже на коллективную идентификацию.

Итак, по профилю образования с учетом самоидентификации вузов мы предлагаем выделять следующие их типы:

  • Классические университеты,
  • Технические университеты,
  • Транспортные вузы,
  • Медицинские и фармацевтические вузы,
  • Аграрные вузы,
  • Социально-экономические вузы,
  • Юридические вузы,
  • Педагогические вузы,
  • Гуманитарные вузы,
  • Вузы в области физической культуры и спорта,
  • Теологические вузы,
  • Творческие вузы,
  • Военные вузы и вузы силового блока,
  • Негосударственные вузы.

Хотя каждый из указанных типов точно заслуживает отдельного пристального рассмотрения, что мы когда-нибудь обязательно сделаем, дадим пока хотя бы их самый краткую характеристику.

 

Классические университеты

За рубежом под этим понятием имеют виду либо средневековый «теологический», либо гумбольдтовский «исследовательский» университет. В России классический университет – это нечто сильно отличающееся от исходного понимания. В нашей реальности это вуз, реализующий широкий спектр образовательных программ в математической, естественнонаучной и частично гуманитарной областях, а также проводящий фундаментальные научные исследования в этих областях.

В 2001 году создана Ассоциация классических университетов России (АКУР) под руководством ректора МГУ В.А. Садовничева, в состав которой на сегодняшний день входит 47 вузов. Потенциально вузов, соответствующих критериям российского «классического» университета, в России – 98.

В силу исторических причин сеть классических университетов в нашей стране наиболее сбалансирована и охватывает практически все субъекты Российской Федерации (от одного вуза до трех), за исключением буквально нескольких северных регионов (Ямала, Чукотки и др.).

Хороший классический университет, хотя может и не дать вам конкретной профессии, но за время обучения на бакалавриате способен подготовить вас к поступлению в любую профессиональную магистратуру или аспирантуру. Часть таких классических университетов наделены специальными статусами (федеральный, национальный исследовательский университет и др.).

В то же время слабый классический университет не способен дать вам ничего подобного, и по его окончанию вы как в известной песне Сектора Газа только «ощутите годам урон».

 

Технические университеты

Технический университет – это вуз с усиленным изучением инженерных и научно-технических и технологических предметов. Поскольку большинство технических вузов были созданы еще в советское время, в 90-е годы они обросли «экономическими», «филологическими», «юридическими» и т.п. непрофильными факультетами.

В 1992 году создана Ассоциация технических университетов России под руководством ректора «Бауманки» А.А. Александрова, в состав которой на сегодняшний день входит 115 российских вузов. При этом технических и технологических вузов в России 107, большинство из которых университеты.

Сеть классических университетов в нашей стране подобно сети классических университетов охватывает практически все субъекты Российской Федерации. Если отсечь наиболее слабые технические вузы, лабораторная база которых не обновлялась уже лет 30, а средний возраст профессорско-преподавательского состава перевалил за пенсионный возраст, то технические вузы – это хороший выбор. Научную карьеру после окончания такого вуза будет сделать непросто, а вот получить неплохую профессию, которая будет кормить вас всю жизнь, получить вполне реально.

 

Транспортные вузы

По существу это частный случай технических вузов, учредителем которых является Министерство транспорта РФ. Без учета многочисленных филиалов в списке транспортных вузов 21 учреждение, в т.ч.:

  • 1 головной университет – Российский университет транспорта (МИИТ),
  • 8 вузов путей сообщения (железнодорожного транспорта),
  • 7 вузов морского и речного транспорта,
  • 3 вуза гражданской авиации,
  • 2 автомобильно-дорожных вуза.

С целью более эффективного кадрового и научного обеспечения транспортной стратегии России Ассоциация вузов железнодорожного транспорта, созданная еще в 90-е годы, в 2005 году была преобразована в единую Ассоциацию вузов транспорта, которую возглавил ректор МИИТ, МИИТ Б.А. Левин. В состав Ассоциации входят все вузы направления (21).

Если не брать в расчет филиалы, качество которых в России вызывает серьезные вопросы, транспортные вузы представлены в Центральном (полный спектр), Северо-Западный (путей сообщения, морского и речного транспорта, гражданской авиации), Приволжском (путей сообщения), Южном (путей сообщения и морского транспорта), Уральском (путей сообщения), Сибирском (путей сообщения и автомобильно-дорожный) и Дальневосточном (путей сообщения и морского транспорта) федеральных округах.

Откровенно слабых вузов в системе транспортных вузов нет, поэтому, если вас привлекает транспортно-логистический комплекс, то вузы этой системы неплохой выбор. Будучи отраслевыми, они не оторвались от индустрии, как это произошло со многими вузами Минобрнауки, а сама эта индустрия динамично развивается.

 

Медицинские и фармацевтические вузы

Медицинский (и фармацевтический) вуз – это вуз, обеспечивающий подготовку врачей и провизоров. Хотя большинство медицинских вузов были созданы еще в советское время, в 90-е годы в отличие ото всех остальных заточенных под конкретную отрасль вузов, они сохранили свою специализацию и не обросли непрофильными факультетами.

В целях объединения и координации деятельности медвузов была создана Ассоциация «Совет ректоров медицинских и фармацевтических высших учебных заведений», которую с 2014 года возглавляет Глыбочко П.В., ректор Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова. Членами Ассоциации в настоящее время являются 59 организаций, 49 из которых – вузы.

Сеть медицинских вузов в нашей стране неплохо представлена на уровне субъектов, т.е. в большинстве республиканский, областных, краевых и окружных центров Российской Федерации есть медицинский вуз. При этом явно слабых медицинских вузов немного. Поэтому если вам нравится работать с людьми и вид крови не пугает, выбор медицинского вуза – хороший выбор для вас. А хороший врач никогда без работы и без куска хлеба не останется.

 

Аграрные вузы

Аграрные, или сельскохозяйственные вузы – это без преувеличения особый мир среди высших учебных заведений. Сегодня сельскохозяйственные университеты, институты и академии – это вузы, готовящие, во-первых, в своей массе не вполне конкурентоспособных специалистов для отрасли, во-вторых, и эти специалисты не особо желают идти в эту отрасль, а в-третьих, и сама сельскохозяйственная отрасль очевидным образом не восстановилась и обладает ограниченной привлекательностью.

Роль координатора здесь играет организованная в 1998 году Ассоциация образовательных учреждений АПК и рыболовства, в состав которой сейчас входит 54 вуза, подведомственных Минсельхозу. Обязанности председателя Ассоциации исполняет В.И. Трухачев, ректор Ставропольского государственного аграрного университета.

Сеть аграрных вузов в нашей стране также неплохо представлена на уровне субъектов, нет их только в регионах европейского Севера, на Дальнем Востоке (кроме Амурской области и Приморского края) и в ряде других субъектов.

Если вы любите работать на земле, хотите быть самодостаточным и предпочитаете иметь «синицу в руке, а не журавля в небе» – то сельское хозяйство для вас. Но здесь важно знать, что на фоне довольно сильных вузов, расположенных, как правило, в регионах с мощными сельскохозяйственными традициями, есть немало очень слабых, кадровый состав которых формировался стихийно из тех, кто не нашел себе другого применения.

 

Социально-экономические вузы

Это сборная категория вузов с усиленным изучением, как следует из наименования, наук об обществе (экономика, социология, психология, сервис, туризм, регионоведение и пр.). При этом формально относятся к общественным наукам юридические науки, всегда стоявшие особняком и имеющие свою небольшую сеть «вузов-адептов», для которых это основной фокус. Поэтому рассмотрим эту группу вузов отдельно.

Хотя многие вузы пытаются вобрать в себя всю эту область, в этой довольно разношерстной группе нет единого координационного центра, и существует сразу несколько независимых ассоциаций.

Самой крупной, несомненно, является Ассоциация ведущих вузов в области экономики и менеджмента, возглавляемая Я.И. Кузьминовым, ректором Высшей школы экономики. Ее членами, кроме «Вышки», являются такие метры как «Плешка», МГИМО, РАНХиГС, Финансовый университет, Госунивеситет управления, Российская экономическая школа и пр.

Общее количество вузов, позиционирующих себя в социально-экономической сфере, – 34, в составе которых можно условно выделить собственно экономические (10), управленческие (8) и прочие (16). Почти половина этих вузов (15) локализована в (экономической) столице нашей родине – Москве. Соответственно в среднем только в каждом шестом субъекте РФ есть вузы этого типа.

Среди довольно сильных социально-экономических вузов, которые дают как теоретические, так и практические, но актуальные знания и умения, которые нельзя просто «нагуглить» самому, есть определенное чисто более слабых «игроков». Поэтому, выбирая для себя вуз, будьте бдительны и «не ведитесь» на низкую стоимость обучения или невысокий балл ЕГЭ, потеряете время, что важнее. Внимательно отнеситесь к нашему рейтингу, надеемся, это вам поможет.

 

Юридические вузы

Хотя в России есть огромное количество вузов самых разных типов (классических, технических, экономических, аграрных, частных и пр.), в составе которых есть юридический или правовой факультет (институт, школа, кафедра и пр.), выделяется группа вузов, для которых изучение и преподавание различных аспектов права является основным видом деятельности.

Это относительно небольшая группа из 22 вузов (филиалы мы не считаем), 18 из которых учреждены Министерством внутренних дел РФ, 1 – Верховным судом РФ и еще 3 – Минобрнауки РФ. Можно предположить, что в первом случае акцент делается на уголовное право (готовят работников полиции и прокуратуры), во втором случае обеспечивается обновление судейского корпуса, а в третьем случае речь может идти о самых разных отраслях права (гражданском, международном и пр.).

Роль неформального координатора, кроме МВД (в части своих «подведов») и профильного УМО Минобрнауки, выполняет Ассоциация юридических вузов, созданная еще в 1996 году, объединяющая 196 вузов-членов.

Несмотря на то, что 4 юридических вуза из 22 расположены в Москве, остальные 18 «покрывают» все федеральные округа даже без учета многочисленных филиалов (в среднем по 2 юридических вуза в округе). Правда это преимущественно вузы системы МВД, а значит упор на вопросы уголовного права. Поэтому, если вы видите себя, например, налоговым адвокатом или консультантом по вопросам семейного или международного права – прямая дорога вам в Москву или можете поискать хороший региональный классический университет с мощным юридическим факультетом. В общем, наш рейтинг вам в помощь.

 

Педагогические вузы

Педагогические вузы, как и аграрные, это особый мир среди высших учебных заведений. Их выбирают те, кто хотят научиться учить других. Это вузы, готовящие специалистов для системы дошкольного, общего школьного и дополнительного образования детей.

Роль координатора здесь играет Евразийская ассоциация педагогических университетов, в состав которой сейчас входит 54 вуза, подведомственных Минсельхозу. Обязанности председателя Ассоциации исполняет В.И. Трухачев, ректор Ставропольского государственного аграрного университета.

Сеть педагогических вузов в нашей стране также несколько слабее представлена на уровне субъектов, чем сеть классических, технических, медицинских и аграрных. В среднем один педагогический вуз приходится на два субъекта РФ. Причина этого в «перекраске» в 90-е (редко в «нулевые») части педвузов в классические или гуманитарные (обычно что-то типа социально-гуманитарные) вузы. Что из этого вышло, обязательно разберем как-нибудь отдельно.

Отставляя вопросы профориентации за кадром, заметим, что ситуация здесь немного напоминает ситуацию с аграрными вузами, только перевернута. На фоне большего числа весьма посредственных вузов, системно адаптировавшихся к социализации слабого контингента под видом педагогики, есть несколько довольно сильных педагогических центров.

 

Гуманитарные вузы

Это также довольно неоднородная, сборная категория вузов с усиленным изучением, как следует из наименования, комплекса наук о человеке и человечестве (история, философия, языки и культура). При этом формально к гуманитарным наукам относится физическая культура и спорт, а также теология.

Понятно, что отнесение спортивных вузов к гуманитарным формально, как минимум по формируемым этих вузах компетенциям: в одном случае людей учат размышлять о человеке определенным образом, а во втором случае им, как человеку, совершать определенные действия.

Теология всегда стояла особняком, была связана с негосударственными вузами, учрежденными религиозными конфессиями и сообществами. Поэтому рассмотрим эту группу особых вузов также отдельно.

Хотя некоторые вузы идентифицируют себя в качестве общегуманитарных или даже социально-гуманитарных, определенного координационного центра в этой довольно разношерстной группе, такого как мы видели во всех предыдущих группах вузов, здесь нет. Поэтому эту роль выполняет сам координационный совет по гуманитарному образованию при Минобрнауки.

Общее количество вузов, позиционирующих себя в гуманитарной области, составляет всего 8, более половины из которых (5) локализовано в Москве, 2 других – средняя полоса России и только один – на Дальнем Востоке.

Тем не менее, несмотря на столь незначительное число вузов гуманитарного типа, они очень разные. И на фоне явно сильных, обучение в которых вы сможете «конвертировать» в хорошую работу и нестыдный доход, есть более сомнительные, после окончания которых хорошую работу найти будет неизмеримо сложнее.

 

Вузы в области физической культуры и спорта

Еще один совершенно особый тип вузов, сильно отличающийся ото всех, ранее рассмотренных. Его профиль, это комплекс наук о физических возможностях человека, его физической культуре, это сложный сплав физиологии человека, педагогики и психологии.

Поскольку все 14 вузов, специализирующихся на физической культуре (массовом спорте) и спорте (спорте высоких достижений), это «подведы» Минспорта (исключая Военный институт физической культуры Министерства обороны РФ, который будет затронут в военно-силовом блоке), плюс есть тематическое учебно-методическое объединение под ,Минобрнаукой особых потребностей в дополнительном координационном начале у них нет. Есть еще Международная ассоциация университетов физической культуры и спорта со штаб-квартирой в Казахстане, в которую входит 4 наших вуза.

Несмотря на небольшое количество спортивных вузов (всего 14), 1-2 вузами они представлены во всех федеральных округах, что позволяют говорить, как минимум, о ключевых элементах региональной сети.

Несмотря на столь незначительное число вузов спортивного типа, они очень разные по экспертному потенциалу научно-педагогических работников, и на фоне явно хороших, обучение в которых вы сможете «конвертировать» в хорошую тренерскую или иную работу и нормальный доход, есть весьма сомнительные, после окончания которых, хорошую работу найти будет очень сложно.

 

Теологические вузы

Главная функция теологических вузов – воспроизведение служителей соответствующего религиозного культа, а параллельно, говоря светским языком, продвижение системы ценностей, лежащих в основе того или иного религиозного течения. Религиозные вузы – это нечто совершенно особое в нашем обзоре, по существу это религиозные организации с образовательной функцией или специализированные структурные подразделения последних.

В настоящий момент даже нельзя с уверенностью сказать точно, сколько теологических вузов в России. Дело в том, к этим образовательным организация не применимы сразу все основные критерии их инвентаризации:

  • через проиндексированные научные труды сотрудников в открытых базах данных (каналы общения в теологии иные),
  • через полученные лицензии на реализацию образовательных программ высшего образования,
  • через полученную государственную аккредитацию на реализуемые образовательные программы высшего образования (диплом государственного образца не важен в системе аттестации, по определению отделенной от государства).

Поэтому пока эти учреждения можно выявить только совершенно предварительно, часть при более детальном анализе могут оказаться чьими-то филиалами, не иметь государственной аккредитации или даже лицензии на образовательную деятельность.

Вузы православного направления, действующие в Российской Федерации:

  • Общецерковная аспирантура и докторантура имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия,
  • Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет,
  • Российский православный университет,
  • Московская духовная академия,
  • Санкт-Петербургская духовная академия,
  • Новосибирский Свято-Макарьевский православный богословский институт,
  • Поволжский православный институт имени святителя Алексия,
  • Саратовская православная духовная семинария Саратовской епархии Русской Православной Церкви,
  • Еще около 40 православных духовных семинарий.

Вузы мусульманского направления, действующие в Российской Федерации:

  • Российский исламский университет,
  • Российский Исламский университет имени Кунта-Хаджи,
  • Северо-Кавказский университетский центр исламского образования и науки,
  • Ингушский исламский университет,
  • Исламский университет им. шейха Шарапудина аль-Кикуни,
  • Исламский университет им. Сайфуллы Кади,
  • Исламский университет им. шейха Абдуллы-эфенди,
  • Университет им. имама Шафии,
  • Университет им. шейха Мухаммад-Арифа,
  • Московский исламский институт,
  • Исламский институт “Хаджи-Тархан”,
  • Нижегородский исламский институт им. Хусаина Фаизханова,
  • Исламский институт им. имама Шамиля,
  • Исламский институт им. Сайидмухаммад-Хаджи Абубакарова,
  • Исламский институт им. Имама Ащъари,
  • Исламский институт им. Магомеда Умаханова,
  • Ингушский исламский институт,
  • Курчалоевский Исламский институт им. Ахмат-Хаджи Кадырова.

Вузы буддийского направления, действующие в Российской Федерации:

    • Буддийский университет “Даши Чойкхорлинг” имени Дамба Даржа Заяева,
    • Агинская буддийская академия,
    • Международный Буддийский Институт Кармапы,
    • и др. (при дацанах).

Вузы иудейского направления, действующие в Российской Федерации:

  • Еврейский университет.

В 2018 году создана Научно-образовательная теологическая ассоциация (НОТА), как добровольное объединение образовательных организаций с целью помощи в развитии теологии как отрасли научного знания и комплекса образовательных дисциплин, а также повышения качества преподавания теологии в России. Президентом НОТА единогласно избран митрополит Волоколамский Иларион – ректор Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.

 

Творческие вузы

Это особый тип вузов, специализирующихся на сфере искусства и культуры, отличающийся от других вузов еще и особыми дополнительными вступительными испытаниями. С момента вашего поступления вы оказываетесь не просто на факультете или кафедре, а в мастерской конкретного мастера, где все вопросы творческого и административного характера решаются им единолично.

Всего в современной России по нашим оценкам 65 творческих вузов, большинство из которых учреждены Министерством культуры РФ (47 вузов), ряд из них при этом курируются Российской академией художеств. Общую координацию деятельности вузов в области искусства и культуры осуществляет одноименный координационный совет при Минобрнауки и входящими в него УМО по экранным, музыкальным искусствам, изобразительным и прикладным видам искусств, сценическим искусствам и литературному творчеству, культуроведению и социокультурным проектам, искусствознанию.

Помимо этого, в 2006 году создана Ассоциация учебных заведений искусства и культуры, которую возглавляет В.С. Малышев, ректор Всероссийского государственного института кинематографии имени С.А. Герасимова. В настоящий момент ее членами являются 55 творческих вузов, в т.ч. 1 университет, 11 консерваторий, 6 академий искусств (2 академии хореографии, 3 кинематографических), 6 театральных институтов, 1 художественный институт, 24 института культуры и искусств и 2 музыкально-педагогических института.

Хотя треть творческих вузов локализованы в Москве и Санкт-Петербурге, оставшиеся 2/3 “покрывают” все федеральные округа и многие субъекты РФ, формируя территориальную сеть. И все же творческие вузы очень разные: вместе с сильными, готовящими специалистов, конкурентоспособных как на национальном, так и на международном уровне (еще в 80-е Вилли Токарев пел: «В Союзе лучшие ракеты и балет»), есть и очень слабые, закончив которые вы будете востребованы только на уровне сельского дома культуры и детских утренников.

 

Военные вузы и вузы силового блока

Также очень специальный тип вузов, имеющий мало общего, со всеми рассмотренными ранее. Профиль военного вуза, это изучение военного искусства (тактики, стратегии, военно-инженерного и военно-морского искусства) и военного права (организации, комплектования и управления войсками, военно-уголовного права).

На сегодняшний день в Российской Федерации действуют 26 военных вузов (без учета филиалов), большая часть которых локализована в Москве, Московской области и Санкт-Петербурге. Наиболее заметны по научным публикациям в открытой печати своих профессоров и преподавателей следующие 10 вузов Минобороны РФ и других органов силового блока:

  • Военная академия материально-технического обеспечения им. Генерала, армии А.В. Хрулева,
  • Санкт-Петербургский университет государственной противопожарной службы МЧС РФ,
  • Академия государственной противопожарной службы МЧС России,
  • Военно-космическая академия им. А.Ф. Можайского,
  • Университет прокуратуры РФ,
  • Военная академия связи им. Маршала Советского Союза С.М. Буденного,
  • Военный университет Министерства обороны РФ,
  • Московская академия следственного комитета,
  • Военная академия ракетных войск стратегического назначения им. Петра Великого,
  • Санкт-Петербургский военный институт войск национальной гвардии.

Если вам приглянулись военные специальности, то имейте в виду, что ЕГЭ там может не браться в расчет, и вам придется сдавать экзамены по специальности. Во многие вузы силового блока подача документов только через военкомат, может требоваться до поступления отслужить в армии. Причем, выпускники Суворовских, Нахимовских и Кадетских училищ имеют преимущество на поступление в высшие военные учебные заведения перед выпускниками обычных школ.

 

Негосударственные вузы

Это также довольно пестрая, сборная категория вузов, единственным объединяющих их признаком является то, что они учреждены не государственными органами власти, а негосударственными юридическими или физическими лицами. А отсюда их большая гибкость, способность быстрее реагировать на вызовы ранка образования и ранка труда, существенно меньшая забюрократизированность, оборотной стороной чего являются повышенные риски отзыва лицензии и госаккредитации со всеми вытекающими.

Еще одним объединяющим их признаком является «крен» в сторону социально-экономических. юридических и гуманитарных наук. Образовательные программы по физико-математическим, естественным и инженерным наукам, а также программы в области педагогики и искусства являются большой редкостью. Теологические вузы, которые формально хотя и являются негосударственными, но по существу учреждаются либо церковью (как в случае с РПЦ), либо религиозными общинами, мы уже рассмотрели отдельно.

В целях консолидации участия негосударственных вузов в реформе российского высшего образования, упрощения их диалога с российской промышленностью и повышения престижа российской высшей школы еще в 1994 году была создана Ассоциация негосударственных вузов России (АНВУЗ России). Насколько это оказалось жизнеспособное объединение – отдельный вопрос.

На сегодняшний день у нас есть информация о 139 частных (негосударственных) вузах в России (исключая теологические), около 40% (57 вузов) из которых локализованы в Москве и Санкт-Петербурге. Возможно, реальная цифра выше, но мы не учитывали вузы, лишенные лицензии, госаккредитации, а также слишком мелкие вузы (от имени которых в РИНЦ проиндексированы статьи менее, чем 10 авторов).

По своему экспертному потенциалу негосударственные вузы очень и очень разные. И на фоне явно сильных, вполне сопоставимых со средними государственными вузами, обучение в которых поможет вам найти себя и встроиться в рынок труда, есть очень и очень сомнительные, обучаясь в которых вы, скорее всего, просто потеряете время.

 

Как не потеряться и выбрать свой вуз, куда поступать

В заключении давайте попытаемся кратко обобщить наш обзор и «нащупать» ответ на вопрос, куда же все-таки поступать, какой тип вуза ваш. Важно сделать этот выбор осмысленно, но никаких универсальных или типовых рецептов здесь нет.

Есть несколько шагов, совершив которые вы минимизируете вероятность промаха. Проделайте, как минимум, эти пять.

Во-первых, обязательно пройдите профтестирование, чтобы понять свои наклонности и свои скрытые способности. Причем желательно пройти несколько разных тестов, к сожалению, не все они хороши. 

Во-вторых, посоветуйтесь со специалистами по материалам своего теста. Они могут увидеть многое, что не увидите вы. Это как рассматривать самостоятельно рентгеновский снимок, перелом-то видно, а больше ничего не понятно.

В-третьих, поговорите с родителями, они, как ни кто другой, знают вас и могут быть вашими союзниками и м.б. старшими партнерами, менторами. Только на этот разговор с родителями нужно идти подготовленным (дать родителям «пищу для ума» в виде независимой оценки вас), а это значит пройти первые два шага самостоятельно.

В-четвертых, посидите на форумах про поступление и вообще высшее образование, «шило в мешке не утаишь». В первую очередь обращайте внимание на критические отзывы, анализируйте их, очищайте от эмоциональных оценок и сопоставляйте друг с другом.

В-пятых, посидите на HeadHunter и ему подобных агрегаторах вакансий, поиграйте с поисковыми запросами в разрезе регионов, отраслей, ценза и пр. Это реальные потребности рынка, там указаны востребованные компетенции, причем именно так, как их видит работодатель.

И, наконец, в шестых, изучайте потенциально интересующие вас вузы через призму различных рейтингов. Международные помогут вам выделить элиту, а национальные, в т.ч. и разработанный нами рейтинг вузов «Национальное признание», отобрать «хороших середнячков» от явно слабых. Особое внимание уделяйте людям, преподавателям, тем, кто займется вами после поступления, т.к. именно от их компетентности и личной позиции зависит. кем вы станете.

Вузы России, какого статуса они бывают

Категории (статусы) вузов в России и их разновидности. Национальные университеты (МГУ и СПбГУ), федеральные университеты, национальные исследовательские университеты, глобальные университеты (университеты проекта 5-100), опорные университеты, прочие университеты, академии и институты. Что лучше выбрать крутой столичный университет или вуз «шаговой доступности»?

 

Категории (статусы) вузов в России и их разновидности

Московский государственный университет и Санкт-Петербургский государственный университет

Федеральные университеты

Национальные исследовательские университеты

Глобальные университеты (университеты проекта 5-100)

Опорные университеты

Прочие университеты, академии и институты

Что лучше выбрать крутой столичный университет или вуз «шаговой доступности»?

 

Категории вузов в России и их разновидности

Прежде чем начать говорить о разнообразии российских вузов, скажем, о чем мы не будем говорить. Из нашего обзора полностью исключены все «квазивузы» (не совсем вузы).

Во-первых, это вузы, лишенные государственной аккредитации, т.к. выданный там диплом в нашей стране не влечет никаких юридически значимых последствий для его обладателя.

Во-вторых, филиалы вузов, так как многие из них реализуют программы высшего образования с переводом студентов выпускного курса в головной вуз, или полностью свернули программы высшего образования, сосредоточившись на программах среднего профессионального и дополнительного профессионального образования.

По последним данным мы насчитали на территории Российской Федерации около 700 настоящих вузов (точную цифру назвать сложно из-за теологических вузов, инвентаризация которых пока затруднена), имеющих не только образовательную лицензию, но и государственную аккредитацию как минимум части реализуемых образовательных программ.

В названии вуза встречаются различные слова, часть из которых понятны и не нуждаются в комментариях (определение, указывающее на место его расположения, и определение «государственный»), а часть могут быть не очень понятны. Например, федеральный или национальный исследовательский университет, академия, институт и т.д. Постараемся в этом разобраться в данном посте, а об основных типах вузов поговорим в следующем

 

Московский государственный университет и Санкт-Петербургский государственный университет

Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, Санкт-Петербургский государственный университет – это два крупнейших в нашей стране вуза (МГУ почти 17 тыс. научно-педагогических работников, а СПбГУ – более 5 тыс. чел.), каждый из которых представляет собой некое академическое государство. Для сравнения численность научно-педагогических работников ни одного из оставшихся университетов в России не превышает 5 тыс. человек.

Помимо размеров – это старейшие и одновременно ведущие классические университеты нашей страны, особенности их правового статуса определяются специальным федеральным законом, а ректора назначаются указом президента.

Оба эти университета наделены целым рядом особых прав, например, они вправе проводить дополнительные (к ЕГЭ) вступительные испытания профильной направленности для поступающих на программы бакалавриата и специалитета, могут реализовывать образовательные программы всех уровней высшего образования по всем уровням высшего образования, вправе выдавать выпускникам документы собственного образца, могут присуждать собственные ученые степени и др.

Если говорить образно, то и Московский и Санкт-Петербургский университеты – это с одной стороны «витрина российского высшего образования» (много образовательных свобод и новаций), а с другой стороны – «музей российского высшего образования» (анахронизмов там тоже немало).

Оба рассмотренных университета реализуют программы развития с достаточно серьезными бюджетами, которые ориентированы на модернизацию научно-исследовательской, образовательной и обеспечивающих направлений деятельности университета, и теперь ежегодно отчитываются о ее исполнении перед Правительством.

К слову, МГУ – единственный в нашей стране вуз, входящий в сотню ведущих вузов мира по международно признаваемым рейтингам (QS-2019), СПбГУ – входит в 250. Все остальные наши вузы находятся в диапазоне 250+ (только Новосибирский госуниверситет по QS-2019 также попадает в 250 – находится на позиции 244). Вообще, эти вузы заслуживают отдельного подробного разговора, что мы обязательно сделаем в как-нибудь дальнейшем.

Поскольку каждый из этих вузов совершенно самодостаточен, плюс неформальное соперничество «северной» (культурной) столицы и Москвы не способствует заметной кооперации двух этих университетов.

 

Федеральные университеты

Это также вузы с особым статусом, который в некоторых отношениях приближен к МГУ и СПбГУ. По задумке Правительства РФ федеральные университеты создаются в целях обеспечения подготовки кадров для комплексного социально-экономического развития отдельных регионов нашей страны.

В настоящий момент такая категория бессрочно установлена (читай, статус присвоен) 10 вузам:

  • Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта (БФУ),
  • Дальневосточный федеральный университет (ДВФУ),
  • Казанский (Приволжский) федеральный университет (КФУ),
  • Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского,
  • Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова,
  • Северо-Восточный федеральный университет имени М.К. Амосова (СВФУ),
  • Северо-Кавказский федеральный университет (СКФУ),
  • Сибирский федеральный университет (СФУ),
  • Южный федеральный университет (ЮФУ),
  • Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина (УрФУ)

У федеральных университетов есть целый ряд особенностей, которые необходимо учитывать при выборе их в качестве места учебы.

Во-первых, это достаточно крупные университеты (численность научно-педагогических сотрудников 9 из 10 больше 1 тыс. чел., а КФУ и ЮФУ – более 4 тыс. чел.), которые организовывались путем присоединения менее сильных вузов к более сильным.

Во-вторых, это обычно вузы полипрофильные, работающие в большинстве областей знания: естественных, точных, социально-гуманитарных науках, а иногда еще в искусстве и спорте. А отсутствие специализации делает их плохо позиционируемыми на рынке образования.

В-третьих, поскольку федеральный статус не выигрывался в условиях конкурса, на который бы вуз заходит по своей воле, а придавался решением учредителя, коллективы имеют на этот счет «свое мнение», что не способствует управляемости.

Во-четвертых, по причине эклектичности при формировании во многих (но не во всех федеральных университетах) слаба общеуниверситетская идентичность, т.е. отдельные структурные подразделения живут своей жизнью, и вы, что называется, куда попадете при поступлении. Может повезти, а может и нет, тогда уровень вашей подготовки окажется на уровне среднего регионального вуза со всеми его минусами.

В-пятых, поскольку ректор в этих вузах лицо назначаемое, а не избираемое коллективом, есть риск «нарваться» на ситуацию неприятия руководства и связанного с этим противостояния, что не способствует академическим успехам обучающихся. Обратите внимание на публикации в СМИ о смене руководства, в ряде федеральных вузов могло пройти 2-3 таких волны, каждая из которых сильно лихорадит вуз.

Как МГУ и СПбГУ федеральные университеты ведут обучение по собственным образовательным стандартам, имеют они и другие послабления. Некоторые (например, КФУ) получили право самим присваивать ученые степени кандидата и доктора наук.

Ровно половина федеральных университетов (5 из 10) стали участниками конкурсного проекта 5-10, нацеленного на рост конкурентоспособности вуза на международном рынке, т.е. обозначили претензию на членство в «лиге» глобальных университетов, но об этом ниже поговорим отдельно.

Большинство федеральных университетов через год завершают реализацию своих программ развития (два пилотных завершили еще 2 года назад, а три – получили статус позднее остальных), нацеленных на комплексную модернизацию университета, и сейчас готовятся к разработке программ развития на новый 10-летний этап.

Ввиду территориальной удаленности друг от друга федеральные университеты активно взаимодействуют и сформировали в 2013 году ассоциацию федеральных университетов, которую сначала по числу членов назвали «Клуб девяти», или «G-9» После создания Крымского федерального университета и его присоединения к этой Ассоциации ее переименовали в «Клуб десяти», или «G-10».

Как-нибудь потом разберем ситуацию с федеральными университетами более предметно, так как вопрос того стоит – более 25 тыс. научно-педагогических сотрудников, сотни тысяч студентов и около сотни миллиардов рублей в год консолидированного бюджета, а пока ограничимся этим.

 

Национальные исследовательские университеты

Хотя эти вузы также как и федеральные вузы наделены рядом особых прав, например разрабатывать собственные образовательные стандарты, а некоторые даже имеют право сами (без ВАК) присуждать ученые степени, национальные исследовательские университеты (сокращенно НИУ) сильно отличаются от федеральных университетов.

В настоящий момент такая категория на 10 лет установлена (статус присвоен) 29 вузам:

  • Национальный исследовательский технологический университет «МИСиС» ,
  • Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ» ,
  • Белгородский государственный университет,
  • Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» ,
  • Иркутский национальный исследовательский технический университет,
  • Казанский национальный исследовательский технический университет имени А. Н. Туполева,
  • Казанский национальный исследовательский технологический университет,
  • Мордовский государственный университет имени Н. П. Огарёва,
  • Московский авиационный институт,
  • Национальный исследовательский университет «МИЭТ» ,
  • Московский государственный строительный университет,
  • Московский государственный технический университет имени Н. Э. Баумана,
  • Московский физико-технический институт (государственный университет) ,
  • Национальный исследовательский университет «МЭИ» ,
  • Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского,
  • Новосибирский государственный университет,
  • Пермский государственный университет,
  • Пермский национальный исследовательский политехнический университет,
  • Российский государственный медицинский университет,
  • Российский государственный университет нефти и газа им. И. М. Губкина,
  • Самарский национальный исследовательский университет имени академика С. П. Королёва,
  • Санкт-Петербургский горный университет,
  • Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого,
  • Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики,
  • Санкт-Петербургский академический университет — научно-образовательный центр нанотехнологий РАН,
  • Саратовский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского,
  • Томский политехнический университет,
  • Томский государственный университет,
  • Южно-Уральский государственный университет,

При этом почти у половины вузов из списка срок «ношения» статуса НИУ истекает в 2019 году, а у остальных – в 2020 году, после чего он может быть отозван.

Национальные исследовательские университеты, в отличие от федеральных университетов:

  • среднего размера и не подвергались реструктуризации;
  • специализируются (фокусируются) в какой-либо определенной области знания, высокий уровень научных исследований и интеграция их образованием;
  • федеральный статус выигрывался в условиях конкурса (по факту почти 1 к 10), на который вуз заходит по своей воле;
  • с высокой общеуниверситетской идентичностью и единым уровнем исследований и подготовки;
  • с выбираемым ректором, обладающим авторитетом в коллективе.

Почти половина национальных исследовательских университетов (12 из 29) стали участниками конкурсного проекта 5-10, нацеленного на рост конкурентоспособности вуза на международном рынке (глобальные университеты), поговорим об этом отдельно ниже.

Национальные исследовательские университеты в следующем году (первая волна) и через год (вторая волна) завершают реализацию своих программ развития (два пилотных завершили еще 2 года назад), и сейчас готовятся к разработке программ развития на новый 10-летний этап.

Хотя закрытой общей «тусовки» национальных исследовательских университетов, подобно клубу «G-10», Ассоциации глобальных университетов и опорных вузов не сложилось, именно НИУ (вместе с СПбГУ) стали инициаторами и ядром Ассоциации ведущих университетов.

Потом обязательно более подробно разберем ситуацию с национальными исследовательскими университетами, так как этот вопрос того стоит – более 50 тыс. научно-педагогических сотрудников, более полумиллиона студентов и сотни миллиардов рублей в год консолидированного бюджета, а пока ограничимся на этом.

 

Глобальные университеты (университеты проекта 5-100)

Указом Президента России от 7 мая 2012 г. № 599 определена цель по выводу российского высшего образования на уровень международной конкурентоспособности – не менее 5 российских университетов к 2020 году должны войти в топ-100 мировых рейтингов университетов.

В 2013 году во исполнение указа Президента РФ был запущен Проект по реализации программы повышения конкурентоспособности, т.е. обеспечивающий вхождение не менее 5 российских университетов к 2020 году в топ-100 мировых рейтингов университетов (Проект 5-100).

Конкурс с учетом очень высоких входных требований («на входе» необходимо было присутствие вуза в одном из глобальных рейтингов), что сильно ограничило «пыл» потенциальных интересантов, составил почти 4 заявки на одно место.

В результате конкурсного отбора в этот проект включились 15 российских университетов, к которым в 2015 году добавились еще 6 университетов. В настоящий момент в проекте 5-100 участвует 21 вузов, 5 из которых одновременно имеют статус федеральных университетов, а 13 являются национальными исследовательскими университетами. Международным экспертным советом проекта 5-100 участники проекта каждый год в зависимости от глобальной узнаваемости и динамики изменений разделяются на три равные по числу вузов группы:

Первая группа («Лидеры проекта 5-100»), все они из «первой волны»:

  • Высшая школа экономики (ВШЭ) ,
  • Университет ИТМО,
  • Московский физико-технический институт (МФТИ),
  • Национальный исследовательский технологический университет «МИСиС»,
  • Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ»,
  • Новосибирский государственный университет (НГУ),
  • Томский государственный университет (ТГУ).

Вторая группа («Середнячки проекта 5-100»), часть из «первой волны», а часть из «второй волны»:

  • Казанский (Приволжский) федеральный университет (КФУ), из «первой волны»,
  • Первый Московский государственный медицинский университет имени И. М. Сеченова (МГМУ им. И. М. Сеченова), из «второй волны»,
  • Российский университет дружбы народов (РУДН), из «второй волны»,
  • Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого (СПбПУ), из «первой волны»,
  • Томский политехнический университет (ТПУ), из «первой волны»,
  • Тюменский государственный университет (ТюмГУ), из «второй волны»,
  • Уральский федеральный университет (УрФУ), из «первой волны».

Третья группа («Аутсайдеры проекта 5-100»):

  • Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта (БФУ имени И. Канта), из «второй волны»,
  • Дальневосточный федеральный университет (ДВФУ), из «первой волны»,
  • Нижегородский государственный университет имени Н. И. Лобачевского (ННГУ), из «первой волны»,
  • Самарский национальный исследовательский университет имени академика С. П. Королёва (Самарский университет), из «первой волны»,
  • Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет (ЛЭТИ), из «первой волны»,
  • Сибирский федеральный университет (СФУ), из «второй волны»,
  • Южно-Уральский государственный университет (ЮУрГУ), из «второй волны».

В целях координация деятельности и консолидации усилий в сфере высшего и дополнительного профессионального образования, а также в сфере научной и инновационной деятельности университетов, участвующих в проекте 5-100, по инициативе Высшей школы экономики в 2014 году была создана Ассоциация «Глобальные университеты», в состав которой сегодня входят все университеты проекта. На сайте Ассоциации размещен довольно удобный навигатор по образовательным программам, научным проектам и программам академической мобильности университетов, участников проекта.

Здесь нужно заметить, что есть три признанных международных рейтинга университетов:

На сегодняшний день в топ-500 наиболее этих мировых рейтингов представлено 28 российских университетов, включая институциональные (общие) и предметные (отраслевые) рейтинги. При этом в топ-500 глобальных общих рейтингов Россию представляют 15 университетов, в топ-200 ведущих предметных (отраслевых) мировых рейтингов – 19 университетов, а в топ-100 – 11 университетов.

Большинство вузов, участников проекта 5-100, ведут обучение по собственным образовательным стандартам, имеют они и другие послабления, облегчающие их конкурентную борьбу среди международных научно-образовательных центров.

Вузы проекта 5-100 не реже одного раза в два года (а реально ежегодно) защищают на международном экспертном совете при Министерстве свои дорожные карты по реализации программы повышения конкурентоспособности вуза. Внутри программ лежат масштабные трансформационные проекты, в рамках которых ведется системная модернизация научной, образовательной и других видов деятельности, и проекты по становлению в университете т.н. стратегических академических единиц (ключевых научно-образовательных подразделений с высокой автономией).

Как-нибудь потом разберем ситуацию с глобальными университетами более предметно, так как вопрос того стоит (более 50 тыс. научно-педагогических сотрудников, сотни тысяч студентов и около полутриллиона рублей в год консолидированного бюджета).

 

Опорные университеты

Опорный университет (опорный вуз, в официальных документах Минобрнауки) – как и «глобальный университет», «подзаконная» категория университетов, отсутствующая в федеральном законе об образовании. Эта категория должна дополнить ранее веденные категории национальных исследовательских, федеральных и глобальных университетов на региональном уровне (перекрытие с перечисленными категориями исключалось).

Опорный университет (опорный вуз) в России – это региональный вуз, ориентированный на поддержку развития субъекта Российской Федерации посредством обеспечения местного рынка труда высококвалифицированными специалистами, решения актуальных задач региональной экономики и реализации совместно с регионом и его предприятиями образовательных и инновационных проектов.

Изначально обозначались разные цифры целевого количества опорных университетов (от 50 до 150), которое предполагалось сформировать в несколько волн.

На сегодняшний день прошло две таких волны, которые принципиально отличались друг от друга, и Минобрнауки анонсирует еще одну такую волну.

Первая волна (еще в начале 2016 года в бытность министром Д. Ливанова) была ориентирована на создание достаточно крупного опорного университета за счет реорганизации нескольких имеющихся вузов путем присоединения (так было создано 11 вузов, отсеяна была только одна заявка).

Вторая волна проводилась О. Васильевой в начале 2017 года, при этом требования по объединению вузов уже не было (так было отобрано 22 победителя из 86 заявок). Правда только 8 победителей были отнесены в первую группу, которая будет финансово поддержана на федеральном уровне.

Таким образом, в настоящий момент в проекте опорных университетов участвует 33 вуза.

Первая волна (создавались на основе объединения существующих вузов, с финансовой поддержкой на федеральном уровне):

  • Волгоградский государственный технический университет,
  • Воронежский государственный технический университет,
  • Вятский государственный университет,
  • Донской государственный технический университет,
  • Костромской государственный университет,
  • Омский государственный технический университет,
  • Орловский государственный университет им. И.С. Тургенева,
  • Самарский государственный технический университет,
  • Сибирский государственный аэрокосмический университет им. академика М.Ф. Решетнева,
  • Тюменский индустриальный университет,
  • Уфимский государственный нефтяной технический университет,

Вторая волна, первая группа (статус придан существующему вузу, с финансовой поддержкой на федеральном уровне):

  • Алтайский государственный университет,
  • Белгородский государственный технологический университет имени В.Г. Шухова,
  • Калмыцкий государственный университет имени Б.Б. Городовикова,
  • Кемеровский государственный университет,
  • Магнитогорский государственный технический университет имени Г.И. Носова,
  • Марийский государственный университет,
  • Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого,
  • Петрозаводский государственный университет,
  • Псковский государственный университет,
  • Саратовский государственный технический университет имени Гагарина Ю.А.,
  • Сочинский государственный университет,
  • Сыктывкарский государственный университет имени Питирима Сорокина,
  • Тольяттинский государственный университет,
  • Ульяновский государственный университет.

Вторая волна, вторая группа (статус придан существующему вузу, без финансовой поддержкой на федеральном уровне):

  • Владимирский государственный университет имени Столетовых, ,
  • Мурманский арктический государственный университет, ,
  • Нижегородский государственный технический университет имени Р.Е. Алексеева, ,
  • Новосибирский государственный технический университет, ,
  • Сибирский государственный медицинский университет, ,
  • Тульский государственный университет, ,
  • Череповецкий государственный университет,м
  • Ярославский государственный университет имени П.Г. Демидова. ,

В целях координации при реализации проекта опорных вузов Минобрнауки создана единая площадка для этих вузов, на которой отражаются наиболее значимые события проекта и ведется коммуникация между участниками.

Как университеты перечисленных выше категорий, опорные вузы защитили свои программы развития, обеспечивающие модернизацию всех основных направлений деятельности университета, и теперь ежегодно отчитываются о ее исполнении перед Министерством.

Потом обязательно разберем ситуацию с опорными университетами более предметно, так как вопрос того стоит (немногим менее 40 тыс. научно-педагогических сотрудников, сотни тысяч студентов, десятки миллиардов рублей в год консолидированного бюджета и более 30 субъектов Российской Федерации во всех концах страны).

 

Прочие университеты, академии и институты

Все ранее разобранные категории университетов составляют в сумме 78 единиц из 695 действующих вузов с государственной аккредитацией (для которых это удалось установить однозначно), т.е. немногим более 11%. Остальные 616 вузов, т.е. почти почти 90% от общего числа, во всем их разнообразии пока остались за пределами рассмотрения.

Ранее федеральным законом о высшем и послевузовском образовании, ныне отмененном в связи с введением единого ФЗ об образовании от 29.12.2012 N 273-ФЗ, были введены три категории вузов:

  • Университет – многопрофильное учебное заведение с большим выбором учебных программ в самых разных областях знания,
  • Академия – готовит широкий круг специалистов какого-либо направления человеческой деятельности (сельское хозяйство, здравоохранение, искусство, туризм, экономика, финансы и т. п.),
  • Институт – занимается подготовкой специалистов для работы в определённой области профессиональной деятельности.

Сейчас эти названия уже не несут глубокого смысла, так как различия между перечисленными категориями просто «теряются» относительно различий внутри только одной категории – университет.

Помимо рассмотренных нами ранее университетов, вписанных в действующие федеральные программы и проекты Минобрнауки, есть еще 3 военных и других силовых университета, десятки отраслевых университетов в подчинении федеральных министерств, сотни различных типов государственных региональных университетов в подчинении Минобрнауки и десятки негосударственных (частных) университетов. Среди последних немало образовательных учреждений, в которых трудится два-три десятка преподавателей и учатся всего несколько сотен студентов по нескольким образовательным программам.

По этой причине не следует уделять слишком много внимания этим категориям: университет автоматически не значит «хорошо», а, например, институт – не значит «плохо». Тем более, что к этим трем универсальным категориям добавляются еще ряд более специальных, отражающих отраслевую специфику: консерватория, высшее училище, школа, семинария и учебный центр и пр.

Разобраться в том, что на самом деле из них хорошо, а что плохо, можно только, если заглянуть внутрь вузовского «черного ящика», но это очень непросто.

 

Что лучше выбрать крутой столичный университет или вуз «шаговой доступности»?

Теперь пришла пора вернуться к главному вопросу, заданному в самом начале обзора. Универсального ответа здесь, конечно же, нет.

С одной стороны, лучше выбрать вуз с репутацией и, как следствие, с высоким проходным баллом ЕГЭ (можно посмотреть в этих двух обзорах: часть 1, часть 2) и высокой стоимостью обучение. Это минимизирует риски понять курсе на четвертом, что вы «клево провели время», но как это поможет вам найти нормальную работу не очень понятно.

С другой стороны, можно поискать хороший вуз в вашем городе или вашем регионе, проходной балл там, вероятно, ниже столичного, да и стоимость обучения на внебюджете не 200-300 тыс. руб. в год, как во многих вузах и нашего обзора. Но выбор этого хорошего вуза «шаговой доступности» нужно делать очень и очень ответственно, поскольку плохих (точнее «пустых») среди них гораздо больше, чем хороших, способных сделать вас конкурентными на рынке труда или рынке образования (магистратура).

Поэтому, если не хотите, чтобы по окончанию вуза вашим единственным «прибытком» стал «диплом социальной нормальности», или, проще говоря, «справка, что не дурак» (либо «справка, что не дура»), разберись внимательно с нашим рейтингом вузов «Национальное признание». Это уникальный продукт, и он вам на самом деле поможет заглянуть внутрь этого «черного ящика», «прощупать» тех, кто будет вас учить после поступления, понять, можно ли им верить.