Технические вузы России

Технические вузы России

Становление высшего инженерного образования в Российской Империи: зарождение инженерного образования и инженерное образование накануне Октябрьского переворота. Эксперименты «молодой советской республики», оформление системы высшего инженерного образования советского типа, инженерное образование в 90-е и «нулевые» годы. Технические университеты в «новейшее время».

 

Становление высшего инженерного образования в Российской Империи

Зарождение инженерного образования в России

Инженерное образование накануне Октябрьского переворота

Высшие технические учебные заведения в советский период

Эксперименты «молодой советской республики»

Оформление системы высшего инженерного образования советского типа

Инженерное образование в 90-е и «нулевые» годы

Технические университеты в «новейшее время»

Исследовательские технические университеты

Технические университеты «массового спроса»

 

 

Становление высшего инженерного образования в Российской Империи

Зарождение инженерного образования в России

Истоки систематического инженерного образования в России восходят к 1701 г., когда по инициативе Петра I в Москве была создана Школа математических и навигацких наук, ставшая идейным предшественником Николаевской морской академии и Морского инженерного училища императора Николая I. Сейчас приемники обоих образовательных учреждений входят в состав Военного учебно-научного центра военно-морского флота «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова».

Помимо этого, в 1773 г. в Санкт-Петербурге организуется Горный институт императрицы Екатерины II. В 1809 г. императором Александром I был подписан Манифест, учреждающий Институт Корпуса инженеров путей сообщения, который находился под его непосредственным патронажем.

Пример Александра I вдохновил и его августейших братьев – Николая Павловича (в будущем император Николай I) и Михаила Павловича. С 1819 г. они курировали организацию двух других выдающихся учебных заведений – Николаевского инженерного училища и Михайловской артиллерийской академии. Чуть позже к этим высшим инженерным учреждениям прибавился Институт гражданских инженеров Императора Николая I и Технологический институт Императора Николая I.

Вплоть до конца 50-х годов XIX в. ни по числу, ни по качеству подготовки инженеров Российская Империя не уступала ни одной стране мира, а в 60-80-е годы XIX в. Россия в плане подготовки инженеров уступила Франции и Германии. Интересы руководства страны в этот период несколько сместились на ускоренное развитие сельскохозяйственного образования и связанных с этим биологических наук.

 

Инженерное образование накануне Октябрьского переворота

В Российской Империи в нынешних границах Российской Федерации к 1917 году было до 10 высших инженерных учебных заведений (если не учитывать чисто военные учебные заведения), большинство из которых были учреждены в 1890-1900-е годы:

  • Горный институт императрицы Екатерины II (сейчас – Санкт-Петербургский горный университет),
  • Донской политехнический институт в Новочеркасске (сейчас – Южно-Российский государственный политехнический университет (НПИ) имени М. И. Платова),
  • Императорский Петербургский лесной институт (сейчас – Санкт-Петербургский государственный лесотехнический университет),
  • Императорское Московское инженерное училище Ведомства путей сообщения (сейчас – Российский университет транспорта),
  • Императорское Московское техническое училище (сейчас – Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана),
  • Институт гражданских инженеров императора Николая I (сейчас – Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет),
  • Петербургский политехнический институт (сейчас – Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого),
  • Петербургский практический технологический институт (сейчас – Санкт-Петербургский государственный технологический институт),
  • Томский технологический институт (сейчас – Томский политехнический университет),
  • Электротехнический институт императора Александра III в Петербурге (сейчас – Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет).

Хотя Российская Империя и слыла аграрной державой, накануне Октябрьского переворота 1917 года даже с учетом выбытия старых кадров наша страна обладала совокупным инженерным потенциалом, превосходящим Францию, сопоставимым с Германией, и уступающим только США.

Подготовка высококвалифицированных инженеров в Российской Империи сосредоточивалась преимущественно в инфраструктурных отраслях (транспорт, строительство, судостроительная промышленность, химическая и горная промышленность, металлургия), которые, в свою очередь, развивались в связи с запросами военной промышленности.

 

Высшие технические учебные заведения в советский период

Эксперименты «молодой советской республики»

Октябрьский переворот 1917 года, последовавшая за ним Гражданская война 1918-1922 годов и государственная политика первых 15 лет советской власти в области высшего образования привели к сильнейшему падению уровня подготовки специалистов во всех областях, и в области инжиниринга в особенности.

Ситуация с подготовкой новых инженерно-технических кадров складывалась крайне негативно. Первые попытки по подготовке красных специалистов в стиле «шапкозакидательства» ни к чему не привели, как и инициативы по фактической профанации высшего образования, в первую очередь по открытию вузов для всех желающих. Подавляющее большинство рабочих и крестьян ведь, не имеющих должного базового образования, были не в состоянии освоить инженерную программу.

Вот яркий пример, иллюстрирующий качестве контингента студентов инженерного вуза этого периода в пересказе популяризатора науки Володара Лишевского. Он цитирует слова известного ученого, профессора, кораблестроителя А.Н. Крылова, назначенного в 1919 г. начальником Военно-Морской академии:

– Кто из вас знает математику? – спросил ученый. Аудитория молчала.

– Кто из вас окончил высшее учебное заведение? Опять молчание.

– Кто из вас имеет среднее образование? И снова тишина.

Первый раз в жизни, – сказал Алексей Николаевич, – буду читать лекцию по теории корабля лицам, не знающим математики. Подумаю, как это можно сделать. Приходите в следующий раз.

Еще одна цитата, член Политбюро ЦК ВКП(б) Н.И. Бухарин в речи на 6 съезде РКСМ 15 июля 1924 года говорит:

«В высших учебных заведениях наши комсомольцы … а посмотришь на успеваемость – 80 процентов неуспевающих. Самодеятельности много, а действительных знаний не на грош».

Упрощение учебных планов доходило до полного абсурда, например, в Московском высшем техническим училищем (сейчас – «Бауманка») дисциплину «сопротивление материалов», входящую в основополагающий курс инженерной подготовки, сделали факультативной (выбор по желанию). От примитивизации высшего образования максимально вместе с естественными науками и медициной страдало высшее техническое образование.

И так на протяжении всех 20-х годов в угоду политической конъюнктуре на фоне расправ над старыми инженерно-техническими кадрами пытались готовить новые инженерные кадры ускоренным методом за 1-2 года. Не выходило.

Одним из механизмов по выправлению ситуации с низким качеством поступающих в вузы были т.н. рабочие факультеты или рабфаки. На рабфаки принимались «рабочие и крестьяне в возрасте от 18 лет, делегированные производственными союзами, фабрично-заводскими комитетами, партийными отделами работы в деревне, волостными, уездными и губернскими исполкомами». В результате эти 1-2 годичные подготовительные отделения пр вузах обеспечивали до 40% общего приема.

Конечно, за два года рабфака они не могли давать удовлетворительного образования, и выпускники рабфаков были подготовлены существенно слабее, чем вчерашние школьники, но все же немного улучшили ситуацию с качеством контингента. К этой практике даже вернулись повторно, уже в 70-е годы.

Преподаватели вузов испытывали серьезное давление со стороны студенчества и, не в последнюю очередь, со стороны «боевых» выпускников рабфака. Требовательный профессор или доцент рисковал как минимум вылететь из вуза. Отсюда такие адаптации в вузах, как отмена оценок и бригадный метод обучения. Нормальной практикой было, когда оценки не ставили, а зачеты сдавали не поодиночке, а всей студенческой группой («бригадой»).

Описанная система обучения в вузе продержалась до 1933 года, т.е. до завершения первой пятилетки, когда всем, включая высшее партийное руководство страны, стало окончательно понятно, что это пародия на высшее образование, которое не обеспечивает задачи индустриализации страны.

 

Оформление системы высшего инженерного образования советского типа

В 1929 году ноябрьский Пленум ЦК ВКП(б) принял решение о создании специализированных вузов, готовящих специалистов для отдельных отраслей народного хозяйства.

По этой причине первая половина 1930 х годов – это пик открытия новых технических вузов, равного которому не было до начала 1990 х годов. В год в среднем образовывалось около 20 новых втузов. В 1932 г. для общего руководства растущей массы втузов был образован Всесоюзный комитет по высшему техническому образованию при ЦИК СССР, к которому перешла часть функций отдельных министерств, в том числе координация и регулирование, но он не осуществлял оперативного управления.

В основе этого роста лежало выделение из крупных многопрофильных вузов отдельных институтов, факультетов и даже кафедр в отдельные институты с последующим переводом их в подчинение отраслевых комиссариатов. Например, за счет подразделений Московского высшего технического училища (сейчас – МГТУ им. Баумана) в 1930 г. были созданы Высшее аэромеханическое училище (сейчас – Московский авиационный институт), Высшее энергетическое училище (сейчас – Московский энергетический институт) и Высшее инженерно-строительное училище (сейчас – Московский инженерно-строительный институт).

В этот период были открыты металлургические, горные, станкостроительные, химико-технологические вузы, авиационные и строительные, активно создавались политехнические институты.

Был введен в оборот формат завода-втуза, который являлся прообразом современного корпоративного университета, когда втуз «затачивался» не просто не интересы определенной отрасли, а по существу втуз создавался на базе конкретного крупного промышленного предприятия для подготовки инженеров из числа работников данного или близких по профилю предприятий. Повторно идея была использована в 60-е и 70-е годы, когда были созданы наиболее жизнеспособные заводы-втузы.

Именно в этот момент началось принципиальное «выдавливание» науки за пределы вузов с ее локализацией в профильных научных учреждениях. Складывалась модель, когда головные институты решали крупные теоретические проблемы и обеспечивали методологическое руководство, отраслевые институты разрабатывали тематику отдельных отраслей народного хозяйства, а научные подразделения при втузах ограничивались решением своих научно-учебных задач.

В основе всей системы втузов лежало централизованное распределение специалистов на места работы, основанное на планировании потребности в специалистах по очень дробной номенклатуре специальностей. Предприятия за это были обязаны предоставлять втузам места для организации практики студентов, а также фиксированную часть своего бюджета потратить на заказ исследований и разработок во втузах.

Внутри отраслевых групп вузов были определены головные вузы, осуществлявшие методическое руководство, подготовку и переподготовку преподавателей. Последнее превращало отраслевую группу в единую саморегулирующуюся сеть.

Вся система подготовки кадров и повестка научных исследований вузов инженерно-технического профиля была довольно сильно милитаризирована. В этой области была специально организована конкуренция не только между конструкторскими бюро и отраслевыми институтами, но и между втузами.

Советская система высшего образования фактически была подсистемой плановой экономики, а единственными реальными движущими силами ее трансформации были идеологические установки руководства страны и план развития народного хозяйства СССР.

 

Техническое образование в 90-е и «нулевые» годы

Отмена системы обязательного распределения выпускников, которая произошла в самом начале 90-х годов, привел к усилению регионализации рынков труда для выпускников инженерных вузов. В свою очередь, в регионах окрепло стремление готовить всех специалистов «на месте», чтобы не «заморачиваться» с локализацией выпускников инорегиональных втузов.

В самом начале переходного периода Минобрнауки (или как он тогда назывался) сделал откровенную глупость, ввел законе от 22 августа 1996 г. № 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» три категории вузов с разным количеством «звезд»: университеты («три звезды»), академии («две звезды») и институты («одна звезда»), но не дал им достаточно четкие критерии. Соответственно, Минобрнауки не удержал рамку, был открыт «ящик Пандоры» и уже к началу «нулевых» эта типология применительно к инженерным вузам была полностью девальвирована – почти 100% технических институтов и высших технических училищ стали техническими университетами.

Характер трансформации системы технических высших учебных заведений определялся внешними естественными (без осмысленной госполитики) факторами и адаптивной стратегией самих втузов. А вот результаты этой трансформации для разных учебных заведений оказались разными.

Самая незавидная судьба постигла технические вузы, тесно интегрированные в территориальные кластеры. Большинство из них под давлением платежеспособного спроса со стороны населения, вступив в неравную конкурентную борьбу с классическими университетами и «наросшими» как грибы негосударственными вузами, вынуждены были значительно диверсифицироваться. Многие при этом потеряли связь со своими специализированными работодателями.

Как следствие, чтобы как-то свести концы с концами в большинстве таких втузов были открыты непрофильные факультеты (экономики, менеджмента, юриспруденции и пр.). На фоне утраты связи со своими головными вузами, многие такие «нишевые» втузы, хотя и стали громко именоваться университетами, качественно деградировали. Себя нашли единицы, кто смог «выпрыгнуть из штанов», найдя адаптивной стратегии альтернативу.

Аналогичным образом сложилась судьба большинства заводов-втузов, которая была неразрывно связана с судьбой базовых предприятий. Например, и Московский государственный вечерний металлургический институт, созданный в 1930 г. как завод-втуз закрытого еще в 2011 г. московского металлургического завода «Серп и молот», и Московский государственный индустриальный университет, возникший из завода-втуза при уже не существующем ЗИЛе, решением Министерства образования и науки были присоединены к Московскому политехническому университету.

Немногим лучше оказалась судьба технических (и технологических) вузов, которые работали в жесткой сцепке со слабеющими вследствие появления рынка и конкуренции отраслями национальной экономики. Если они не смогли «отвязаться» от слабеющей отрасли и диверсифицироваться настолько, чтобы стать конкурентоспособными относительно классических университетов, то утратили возможности для развития и также деградировали.

По-другому сложилась судьба инженерно-технических вузов, базовая отрасль которых не слабела, а росла вместе с новой российской экономикой. Эти втузы смогли не только «пережить 90-е» и состояться как источник кадров для своей отрасли, но «найти себя в новой реальности» как R&D-центр. Хотя и эти втузы вынуждены были частично диверсифицироваться, но они сохранили ключевую идентификацию. Примерами таких вузов являются Тюменский индустриальный университет, Санкт-Петербургский горный университет и Томский университет систем управления и радиоэлектроники.

 

Технические университеты в «новейшее время»

Исследовательские технические университеты

Как мы уже писали при обзоре классических университетов во второй половине «нулевых» Минобрнауки последовательно реализует государственную политику в отношении структуры системы высшего образования, выражающуюся в стимулировании расслоения вузов и оформлении когорты ведущих университетов, способных составить конкуренцию «западным» вузам хотя бы для наших выпускников.

Если придание особого статуса МГУ, СПбГУ и создание федеральных университетов, произошедшее в рамках этой самой политики на стратификацию вузов, не относятся рассматриваемому вопросу (затрагивают только классические университеты), то становление сетей национальных университетов, глобально узнаваемых университетов (проект 5-100) и опорных вузов напрямую затрагивают существующую систему технических вузов.

Из 28 национальных исследовательских университетов (статус присвоен в 2009-2010 гг.) большинство (17 университетов) – технические вузы и только 11 – классические. Из вузов проекта 5-100, куда входят только «устойчиво исследовательские» университеты, к категории технических университетов можно отнести 7 вузов, остальные 14 – классические и медицинские.

Позднее, в отдельном обзоре мы дадим подробный обзор текущим результатам этой самой гонки за глобальную узнаваемость наших технических университетов: Технические университеты России мирового уровня (по данным предметных рейтингов QS) и (по данным предметных рейтингов THE и ARWU). Пока ограничимся только общими цифрами нашей представленности в глобальных академических рейтингах (это такой инструмент оценки узнаваемости – репутации вуза). Так вот уже 100 российских вузов в принципе попадают хотя бы в один из трех таких признаваемых рейтингов (QS, THE или ARWU), 42 таких вуза относятся к категории технических.

 

Технические университеты «массового спроса»

За пределами» исследовательских университетов остается по нашим оценкам около 60% всех технических вузов в новейшей истории, т.е. около 60 вузов. Они не «засветились» ни в одном из глобальных рейтингов, даже когда они готовят (макро)региональные рейтинги, т.к. ключевые показатели их деятельности отражают реализацию именно образовательной функции, а исследовательская функция, если и присутствует, то играет второстепенную роль.

По аналогии с классическими университетами, мы приведем два основных типа таких вузов, которые при всей их внешней схожести (вузы второго типа подражают внешним признакам вузов первого типа) очень важно отличать друг от друга:

  • Технические университеты как «социальные лифты»,
  • Технические университеты как «социальные сейфы».

Технические университеты как «социальные лифты» – это вузы, хотя и не ведущие масштабной научно-исследовательской деятельности, но обладающие относительно высоким образовательным потенциалом и относительно высоким качеством приема (подтверждается данными по ЕГЭ), действующие на конкурентных, хоть обычно региональных рынках.

Можно выделить две примерно равновеликие по числу «носителей» вариации таких «технических социальных лифтов» – это инфраструктурные и секторные вузы.

Инфраструктурные технические вузы – это качественно диверсифицированные вузы с низкой долей слабых направлений и слабой специализацией, обеспечивающие потребности регионального рынка труда в кадрах для конкретной инфраструктуры экономики. Обычно это сумевшие адаптироваться к новой экономике вузы и качественно расширившие профиль подготовки за счет смежных других технических или социально-экономических и гуманитарных направлений. Они ориентированы на чисто региональный прием и не ведут масштабной научно-исследовательской деятельности.

Секторные технические вузы – это специализированные сфокусированные на конкретных направлениях отраслевые вузы с низкой долей слабых направлений, принадлежащие растущим или не очень пострадавшим индустриям. Секторные вузы обычно связаны с одной или несколькими крупными компаниями, как государственными, так и частными.

Примеры классических университетов как «социальных лифтов» не надо ходить далеко, достаточно обраться к списку классических университетов – победителей конкурса на присвоение статуса опорного вуза. Всего из 33 вузов, победивший в первой или второй волне, 12 вузов – технические университеты, остальные 19 – классические и медицинские.

Технические университеты как «социальные сейфы» – обеспечивают почти тотальный доступ населения нашей стороны к высшему образованию, позволяют молодежи приобрести минимальные социальные навыки и подготовиться к взрослой жизни. Хотя перечень направлений подготовки может быть любой, как правило – это смесь технических, социально-экономических и даже гуманитарных программ, научной компоненты нет (есть только нехитрая ее имитация), основная функция — социализирующая.

Отличительной чертой таких «социальных сейфов» является расхождение заявленной и реальной функции по отношению к основным рынкам. Часть из них сохраняет отраслевую принадлежность и даже декларирует обеспечение некоего спроса на выпускников, который по факту оказывается спросом населения на дипломы о высшем образовании.

Как и среди «технических социальных лифтов» среди «технических социальных сейфов» можно выделить две примерно равновеликие по числу «носителей» вариации.

Во-первых, это слабые специализированные технические вузы с высокой долей слабых направлений, а также консервативные индустриальные вузы, потерявшие рынки труда в соответствующих отраслях.

Во-вторых, это некачественно диверсифицированные технические вузы с высокой долей слабых направлений и слабой специализацией (не сумевшие успешно адаптироваться к внешним изменениям, реально утратившие свою секторную ориентацию, но сохраняющие ее формально).

Дело в том, что и тех и других вузов довольно много (десятки в масштабах страны). Разобраться в том, кому из них можно доверить свою молодость, а кому нет, очень сложно, особенно в разрезе отдельных программ подготовки. Поэтому, пожалуйста, поработайте с рейтингами вузов, в т.ч. с нашим рейтингом «Национальное признание», и сделайте осмысленный выбор.

Оставьте комментарий