Классические университеты России

Классические университеты России

Появление университетов в Российской Империи и судьбы университетов в советский период. Университеты в период академической «вольницы» 20-х годов, становление советского университета в 30-е годы и окончательное оформление системы советских университетов (50-80-е годы). Классическое университетское образование в 90-е, «нулевые» годы и в «новейшее время»: исследовательские университеты и классические университеты «массового спроса».

 

Появление университетов в Российской Империи

Академический университет (1724 г. / 1747 г.)

Что такое российский императорский университет?

Кризис императорских университетов в начале XX века

Судьбы университетов в советский период

Университеты в период академической «вольницы» 20-х годов

Становление советского университета в 30-е годы

Окончательное оформление системы советских университетов (50-80-е годы)

Классическое университетское образование в 90-е и «нулевые» годы

Классические университеты в «новейшее время»

Исследовательские университеты

Классические университеты «массового спроса»

 

 

Появление университетов в Российской Империи

Академический университет (1724 г. / 1747 г.)

Само понятие университета сейчас может иметь разные толкования, см. Вузы России, какого статуса они бывают или Вузы России, какого типа они бывают.

Первый российский университет – Академический университет в составе Петербургской академии наук – был основан Петром I в начале 1724 года. По другим данным датой создания академического университета считается 1747 год, когда был принят Устав Академии наук.

В любом случае в российском законодательстве это было первое употребление самого понятия «университет». План предполагал организацию в России максимально приближенного к западноевропейской традиции того времени настоящего классического университета, вдохновленного идеями Лейбница и Вольфа.

Расцвет академического университета неразрывно связан с именем М.В. Ломоносова, активно работавшем в нем в период 1747-1760 гг. и возглавлявшим его в период 1760-1765 гг. Были определены требования к профессорам, многие из которых специально были приглашены из Европы, а также требования к студентам, многие из которых были также привезены из Европы.

Полный курс обучения в университете включал 12 основных предметов, в т.ч. физика, математика, ботаника, анатомия, астрономия, медицина, география, латинский и русский языки, история и нравоучение. Многие студенты параллельно с обучением в станах университета участвовали в научных экспедициях и исследованиях Петербургской академии наук.

Преподаватели и студенты университета наделялись, как и их европейские коллеги, определенными академическими свободами, в т.ч. возможностью свободного передвижения («право без всякого задержания приезжати и отъезжати»). Было также предусмотрено право возводить в ученые степени, которые именовались как «градусы академические», – один и базисов классического университета в Европе.

Вскоре после смерти М.В. Ломоносова в 1770-х годах Академический университет и Академическая гимназия были объединены в «Училище Академии». С этого момента влияние состоявшихся европейских ученых снижается, и «первую скрипку» в объединенном Училище начинают играть уже наши «доморощенные» профессора, выпускники самого университета. Уходит из названия учреждения и само слово «университет».

Только через 50 лет, в 1819 г. Петербургский университет был воссоздан «вне стен» Академии наук как самостоятельное образовательное учреждение, но это уже совсем другая история.

 

Что такое российский императорский университет?

История русских императорских университетов начинается с открытия в Москве Московского императорского университета 12 января 1755 года, т.е. в день памяти св. мученицы Татьяны, ставшей впоследствии общероссийским праздником студенчества, «Татьяниным днём». Хотя организационно университет был самоуправляемым учреждением, фактически все важные решения вплоть до назначения профессоров проходили кураторов, первым из которых был назначен Иван Иванович Шувалов.

В 1803 году был открыт Виленский императорский университет и возобновлён Юрьевский (Дерптский) императорский университет, в 1804 году основаны императорские университеты в Харькове и Казани, а в 1819 году открыт Санкт-Петербургский императорский университет, преобразованный из Главного Педагогического института.

Всего к 1917 году в Российской Империи было создано 12 императорских университетов, 5 из которых располагались на территории современной Российской Федерации:

  • Императорский Московский университет,
  • Императорский Казанский университет,
  • Императорский Варшавский университет (в 1915 г. переведен в г. Ростов-на-Дону),
  • Императорский Томский университет,
  • Императорский Николаевский университет.

Изначально императорские университеты разделялись на 4 факультета (примечательно, что философского факультета нет):

  • физико-математический,
  • словесный,
  • нравственно-политический,
  • медицинский.

В течение XIX века было несколько редакций уставов императорских университетов (1804 г., 1835 г. и 1863 г.), которые то наделяли университеты и входящие в их состав факультеты большей автономией, то ограничивали ее только учебной частью.

Основная цель, для которой они создавались императорские университеты – это подготовка государственных служащих. Весь профессорско-преподавательский состав был гражданскими государственными служащими определенного класса (профессора 8-го класса, доценты 9-го класса и т.д.), соответственно они носили мундиры чиновников министерства просвещения. Студенты по окончании университета вместе с дипломом также получали чин определенного класса.

Для тех студентов, которые нуждаются в материальной помощи и имеют успехи в учебе, была предусмотрена академическая стипендия. После окончания университета студенты, получавшие стипендию и помощь от государства, обязаны были отработать на государственной службе несколько лет.

Профессорско-преподавательский состав императорского университета – это не обязательно действующие ученые, многие просто вели занятия по одобренным Министерством просвещения учебникам. При этом работа над диссертацией по многим направлениям «вынесена» за границу, и ведется преподавателями в ходе специально предусмотренной для этого стажировки.

Академическая свобода (свобода учебы и свобода преподавания) относительно европейских классических университетов существенно сокращена. Как преподаватели, так и студенты подчиняются учебным планам, утверждаемым Министерством просвещения.

Учебный план предполагает курсовую систему, т. е. распределение предметов по годам обучения в определенной последовательности. Экзамены проводятся каждый год, а зачеты раз в полгода, без аттестации по тем и другим невозможен перевод на следующий курс.

Единство факультетов обеспечивается только общим административным руководством, восходящим к власти ректора, избираемого профессорами (реже) или назначаемого Министерством (чаще), единым расписанием и планом. Университетское самоуправление сведено к минимуму.

 

Кризис императорских университетов в начале XX века

Императорский университет, как мы уже говорили в посвященном ему разделе, был машиной по производству чиновников. И под достижение этой цели на протяжении всего XIX века оптимизировалось все его внутреннее устройство. И университет хорошо справлялся с «производством» исполнительных и дисциплинированных людей, ориентированных на служение Российской Империи. Эти люди были предназначены стать чиновниками имперского государства.

Чиновник сознает себя не свободным индивидом, а звеном в определенной иерархии, располагающего лишь ровно такой доля свободы, какая требуется для исполнения его должностных обязанностей. Критическое мышление не самая сильная сторона чиновника, его предназначение не рассуждать и подвергать сомнению вышестоящие указания, а служить государству.

Но революционер, как борец с государством, есть не что иное, как диалектическая противоположность чиновника, служащего этому самому государству. В основе своей и чиновник, и революционер едины, то есть революционер — это чиновник наоборот. Образно говоря, революционер – это чиновник «революционного» департамента.

Русский революционер был так же далек от западного либерального идеала скептически мыслящего свободного самостоятельного индивидуалиста, как и его враг — русский чиновник.

Поэтому, когда в силу ряда причин Российская Империя и вся его идеология перестали быть притягательными для критической массы студентов, в работе императорских университетов произошел сбой, они стали готовить «чиновников-наоборот», т.е. революционеров. При этом усиление дисциплины и контроля приводили лишь к наращиванию эффективности «производства» «чиновников-наоборот». Репрессии против студентов и преподавателей, к которым прибегало государство, приводили только к увеличению числа революционеров, а имевшие место меду ними краткие периоды либерализации еще и «развязывали им руки».

В конечном счете, революционное движение, зародившееся и получившее питательную почву в среде российских императорских университетов, в конце концов, и погубило эти университеты. Вскоре после окончания Гражданской войны на их месте начали формироваться уже новые, советские государственные университеты, которым было суждено включиться в решение задач нового государства.

 

Судьбы университетов в советский период

Университеты в период академической «вольницы» 20-х годов

Реформа высшего образования была начата сразу после Октябрьского переворота, первые 18 государственных университетов «советского типа» были созданы уже в 1918 году. Реформа протекала несколько стихийно и объективно была ориентирована на разрушение прежней, дореволюционной системы сословий. При этом реформаторами двигало желание построить все иначе, чем это было в царской России:

  • пролетарские вузы должны быть доступными для представителей простого народа, рабочих и крестьян, а не для элиты, как раньше;
  • революционные вузы должны были заниматься просвещением народа и, конечно, пропагандой коммунистической идеологии, а не готовить управленцев и чиновников;
  • новые вузы должны быть демократичными, студенты в них должны сами выбирать предметы, и им не нужны экзамены, зачетки и дипломы против казенщины и забюрократизированности царских вузов;
  • преподаватели должны быть равны, среди них не должно быть старших и младших;
  • образование должно быть ориентировано на закладку ценностей коллективизма, а не индивидуалистов;
  • и т.д. и т.п.

Одним из первых декретов советского правительства в 1918 г. были отменены требования к базовому образованию и вступительные испытания (осталось только требования по достижению возраста 16 лет), в результате чего численность студентов росла огромными темпами.

В результате уже в 1921 г. число желающих поступить в вузы превысило количество мест в них, и был введен классовый принцип приема с ограничением доли студентов из числа «социально-политически чуждых» элементов (отменен он был только в середине 1930-х годов, когда это ограничение перестало быть актуальным).

Вузы по существу превратились в просветительские организации, где студентам (а по существу слушателям) читались лекции на разные темы и для желающих проводились практические занятия. При этом, однако, просвещение сочеталось с установкой на пропагандистскую идеологическую работу по продвижению ценностей коммунизма. Окончание вуза не давало никаких прав, степеней или чиновничьих классов.

Обучение в вузе сократили до 2-3 лет. Был введен бригадно-лабораторный метод, согласно которому курсы были сокращены, и разделены на обязательные и выборные, которые студенты выбирали сами. Задания давались не отдельным студентам, а целым группам («бригадам»). Во всем этом явно усматриваются принципы, которые положены в основу современной Болонской реформы (почти за век до этого).

Но при этом любые разногласия разрешались только в рамках официальной марксистско-ленинской идеологии, а вместо свободы политических организаций была условная свобода фракционной деятельности внутри единственной партии — коммунистической партии большевиков. Соответственно во всех вузах были созданы партийные и комсомольские организации, ответственные за идеологический контроль. Юридические, исторические, философские и д. общественные гуманитарные факультеты были упразднены как обучающие «буржуазному хламу».

Много профессиональных преподавателей было вытеснено из университетов, а то и просто уничтожено. Наоборот, к преподаванию стали допускать людей, вообще не имеющих не только ученой степени, но и вообще высшего образования. Многие из них прошли гражданскую войну и смотрят на свою деятельность как на продолжение войны с классовым врагом.

В 20-е годы было открыто несколько новых университетов, которые были определены как «пролетарский», «рабоче-крестьянский», «коммунистический». Но они не прошли испытания временем ввиду отсутствия не только помещений, но и профессорско-преподавательского состава и библиотечного фонда.

При этом именно в этот период ряд научных лабораторий были вынесены из университетов и стали академическими институтами, что заложило основу сохраняющееся по сей день противопоставления учреждений науки и высшего образования.

 

Становление советского университета в 30-е годы

Фактически история реформирования советского высшего образования, впервые системно, а не стихийно, проявившаяся именно в 30-е годы, – это история поисков модели фокусировки высшего образования на задаче кадрового обеспечения плановой экономики – подготовке «винтиков» с кругозором, ограниченным производственными задачами своего рабочего места.

Начало 1930-х годов – пик открытия новых вузов, равного которому не было до 1990-х годов. Против 152 вузов на начало десятилетия уже в конце 30-х их уже 481, из которых 51 – это университеты. Основа этого роста – это не создание новых вузовских «мощностей», а волна создания отраслевых институтов за счет выделения их из крупных университетов, подведомственных Министерству просвещения, и подчинение их отраслевым комиссариатам.

Важнейшим компонентом оптимизации и реструктуризации 30-х годов стал продолжающийся процесс целенаправленного вытеснения не только фундаментальной, но и отраслевой науки из высших учебных заведений (так как эта функция передавалась отдельным научным учреждениям, чтобы не платить за это дважды). Связь образования с научными исследованиями предполагалось обеспечить за счет практики привлечения научных работников и практиков в вузы в качестве совместителей.

В этой схеме стали выкристаллизовываться новый, советский вариант классического университета, готовивший кадры для научных учреждений и других вузов, прежде всего в естественнонаучной и физико-математической областях, а также кадры для региональных управленческих элит (экономическое, историческое, юридическое образование). Иногда в силу нехватки мощностей педагогических вузов эти функции дополнялись подготовкой учителей для старшей общеобразовательной школы.

 

Окончательное оформление системы советских университетов (50—80-е годы)

Во второй половине 50-х и начале 60-х годов в силу форсированного развития ряда регионов, особенно Сибири и Дальнего Востока, на востоке страны было создано (либо воссоздано) сразу несколько крупных государственных университетов, в том числе:

  • Красноярский государственный университет организован в 1963 году сначала как Красноярский филиал Новосибирского государственного университета (ныне Сибирский федеральный университет),
  • Якутский государственный университет образован в 1956 году на базе Якутского государственного педагогического института с привлечением научно-педагогических кадров из Московского, Ленинградского, Томского госуниверситетов (ныне северо-Восточный федеральный университет),
  • Дальневосточный государственный университет был восстановлен в 1956 году как правопреемник Восточного института – Государственного Дальневосточного университета на основе научно-педагогических кадров Саратовского госуниверситета и других вузов центральной части страны (ныне Дальневосточный федеральный университет).

До этого момента единственным классическим университетом к востоку от Новосибирска и Томска был Восточно-Сибирский, ныне Иркутский государственный университет. Судя по названиям, созданные классические университеты были ориентированы на значительное территориальное присутствие (более трети площади всей страны в ее нынешнем виде), и должны были решить задачу приближения качественного фундаментального высшего образования к основным ресурсодобывающим регионам страны.

С этого момента для территориальной университетской структуры начался долгий период жизни без потрясений, который позволил «устояться», сформироваться потокам абитуриентов, вертикальные связи с педагогическими и некоторыми отраслевыми вузами, а также связи с региональными рынками труда и Академией наук.

В 1950‑е годы наблюдался значительный рост численности студентов вообще и классических университетов, в частности. Этот рост касался как студентов очной формы обучения, так и заочной и вечерней форм обучения. В результате суммарный размер студенчества в стране за 30 лет «застоя» увеличился почти в 4 раза.

Все это позволило к концу 1980-х годов в РСФСР выстроить «машину» «классического» высшего образования, не уступающую по сложности своего внутреннего устройства «машине» императорских университетов. Несущей конструкцией этой системы был прямой заказ государства на подготовку кадров, данный в разрезе образовательных программ.

Важнейшими особенностями советского варианта являются, во-первых, полное включение системы высшего образования в единый планово организованный народнохозяйственный комплекс, а во-вторых, негибкость этой системы, основанной на совмещении государством функций заказчика подготовки кадров и основного работодателя, как в корпоративных системах подготовки кадров. Т.е. советское государство являлось своего рода единой мегакорпорацией.

 

Классическое университетское образование в 90-е и «нулевые» годы

Ключевым фактором, принципиально поменявшим условия деятельности университетов, стало исчезновение механизма прямого заказа на подготовку специалистов и обязательного распределения выпускников. Рынок труда для выпускников вузов стал реальностью, а государство перестало транслировать реальный запрос экономических агентов. Оно осталось только формально ключевым заказчиком на высшее университетское образование и единственным заказчиком на бесплатное образование (через контрольные цифры приема).

Еще одним новым фактором 90-х годов стало увеличение свободы университетов по отношению к собственному развитию. Нормативное усиление автономии вузов и рост доли внебюджетных доходов в консолидированном бюджете позволили университетам разработать и реализовать собственные стратегии развития в новых условиях. В условиях сверхбыстрых и слабопрогнозируемых изменений окружающей среды на фоне резкого сокращения традиционных источников финансирования стратегии университетов носили адаптивный характер.

В разгаре 90-х годов Законом от 22 августа 1996 г. № 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» впервые вводится классификация вузов на три типа, отражающих степень их престижности:

  • университеты («крутое» образовательное учреждение),
  • академии (образовательное учреждение «ни то, ни се»),
  • институты («слабое» образовательное учреждение).

Однако лоббистские усилия руководства вузов и региональных администраций при отсутствии четкой позиции Министерства образования уже через 10 лет привели к полной девальвации этой типологии: статус университета получили более половины государственных вузов.

Именно в этот момент в стране появились такие феномены как технические, сельскохозяйственные, медицинские, экономические, юридические, педагогические, гуманитарные, военные и другие типы университетов. Ситуация с идентификацией вузов усложнялась тем, что наравне с университетами сохранялись мало отличающиеся от первых академии и институты с теми же определениями (от технических до гуманитарных).

И уже на это наслоилось вторичное переименование многих технических, педагогических и некоторых других типов университетов, в ходе которого из названия «выпало» это важное определение (технический, экономический и пр.). Теперь уже по названию, если не вникать в историю или если не анализировать кадровый потенциал вуза, не установить ни его тип (технический, экономический, педагогический), ни его статус (университет, академия, институт).

Поэтому, чтобы подчеркнуть свою самоидентификацию среди прочих университетов, 25 июня 2001 года решением Учредительного съезда, в проведении которого приняли участие 24 университета во главе с МГУ, была создана Ассоциация классических университетов России. В настоящий момент в нее входит уже 47 классических университетов. Именно здесь впервые понятие «классический университет» впервые входит в деловой оборот (до этого понятия университет было достаточно).

За «послеперестроичные годы» трансформация «советских» университетов в «классические» университеты образца «нулевых» выражалась в снижении качества научных исследований и кадрового обеспечения науки и высшей школы. При этом региональные классические университеты сохранили за собой ведущую роль в воспроизводстве элит в своих регионах. Многие классические университеты сумели извлечь выгоду из своего опережения образовательного рынка в области наиболее популярных областей, в первую очередь экономики, менеджмента и права.

 

Классические университеты в «новейшее время»

Исследовательские университеты

Во второй половине «нулевых» Минобрнауки начинает обозначать осознанную государственную политику в отношении структуры системы высшего образования, выражающуюся в стимулировании расслоения вузов и оформлении когорты ведущих университетов, которые должны были в числе прочего начать всерьез конкурировать за наших талантливых студентов, многих из которых начали к себе завлекать «западные» университеты.

Сначала в 2006 г. были созданы два первых пилотных федеральных университета (Южный и Сибирский), в 2010 г. еще 5 федеральных университетов, а потом в течение 4 лет – остальные 3. Федеральные университеты образовывались путем механического присоединения более слабых вузов к более сильному их собрату. Это действие, во-первых, приводило в образованию искусственного образовательного учреждения с неясной миссией (для федеральных университетов, вошедших в проект 5-100 она стала откровенно двойственной). Во-вторых, объединение нескольких вузов в одном городе сильно снижало конкуренцию на региональных рынках высшего профессионального образования.

Одновременно с этим в 2009 г. отдельным федеральным законом «О Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова и Санкт-Петербургском государственном университете» этим двум университетам был придан особый статус с наделением их особыми правами и подняв управление ими их на уровень Правительства РФ.

Параллельный трек федеральным университетам – это создание сети национальных исследовательских университетов (2 «пилота» НИУ – 2008 г., первая волна из 12 НИУ – 2009 г., вторая волна из 15 НИУ – 2010 г.). Здесь Минобрнауки, напротив, опиралось на осмысленный выбор самих университетов и естественно возникшую их дифференциацию, основанную на сохранении у некоторых из них «жизнеспособных» научных школ и связей с реальной экономикой.

Из 28 национальных исследовательских университетов к категории классических университетов можно отнести только 11 вузов, остальные 17 вузов скорее следует отнести к категории технических университетов.

Еще одним треком является проект 5-100, за две волны которого (2013 и 2015 гг.) в категорию глобально конкурентоспособных вузов был отобран 21 университет, большинство из которых это федеральные университеты и НИУ. Поскольку научный потенциал этих вузов изначально позволяет привлекать им лучших абитуриентов и профессоров, они включились в гонку за глобальную узнаваемость. Университеты проекта 5-100 – это «устойчиво исследовательские» университеты, выбравшие именно такую модель развития. К категории классических университетов из вузов проекта 5-100 можно отнести 12 вузов, остальные – технические и медицинские.

В отдельном обзоре мы дадим подробный обзор текущим результатам этой самой гонки за глобальную узнаваемость наших классических университетов (Классические университеты России мирового уровня (по данным предметных рейтингов QS), (по данным предметных рейтингов THE) и (по данным предметных рейтингов ARWU)). Здесь ограничимся только общими цифрами нашей представленности в глобальных образовательных рейтингах (это такой инструмент оценки узнаваемости – репутации вуза). Так вот уже 100 российских вузов в принципе попадают хотя бы в один из трех таких признаваемых рейтингов (QS, THE или ARWU), 43 таких вуза могут быть отнесены к категории классических университетов.

 

Классические университеты «массового спроса»

Классические университеты «за пределами» исследовательских университетов, а это по нашим оценкам не менее половины всех классических университетов современной России, соответствуют т.н. «teaching universities» в западном понимании. Это означает, что ключевые показатели их деятельности отражают реализацию именно образовательной функции, исследовательская функция присутствует, но играет второстепенную, подчиненную роль (образовательная повестка определяется независимо от исследовательской).

В том или ином виде классические университеты по модели «teaching universities» всегда присутствовали в советской модели системы высшего образования и играли особую роль, воспроизводя региональные элиты, выступая некими региональными научно-образовательными интеграторами. При этом они дополняли в регионе спектр инженерно-технических и экономических направлений подготовки дисциплинами из естественнонаучной и частично гуманитарной областей.

Здесь мы приведем два основных типа таких университетов, которые при всей их внешней схожести (вузы второго типа очень умело мимикрируют под вузы первого типа) очень важно отличать друг от друга:

  • Классические университеты как «социальные лифты»,
  • Классические университеты как «социальные сейфы».

Классические университеты как «социальные лифты» – это вузы, хотя и не ведущие масштабной научно-исследовательской деятельности, но обладающие высоким образовательным потенциалом и относительно высоким качеством приема (подтверждается данными по ЕГЭ), действующие на конкурентных региональных рынках. Иногда в силу исторических причин могут находиться в условиях «естественной» монополии. Они реально обеспечивают потребности регионального рынка труда в кадрах для soft-инфраструктуры экономики, включая управление, образование, розничная торговля и др.

Чтобы найти примеры классических университетов как «социальных лифтов» не надо ходить далеко, достаточно обраться к списку классических университетов – победителей конкурса на присвоение статуса опорного вуза. Всего из 33 вузов, победивший в первой или второй волнах, 18 вузов – классические университеты, остальные 13 – технические и медицинские.

Классические университеты как «социальные сейфы» – это вузы, полностью лишенные научной компоненты (если не брать в расчет ее имитацию), обладающие низким образовательным потенциалом, невысоким или даже откровенно низким качеством приема (также подтверждается данными по ЕГЭ), основная функция — социализирующая.

Фактически такие «социальные сейфы» – это вузы общего высшего образования, которые обеспечивают почти тотальный доступ населения к высшему образованию, в таком формате подготавливая молодежь к взрослой жизни. Могут декларировать наличия некого спроса на их выпускников, но по факту же единственным спросом, который они обеспечивают, является спрос населения на дипломы. Образ сейфа используется, чтобы подчеркнуть их роль в откладывании решения проблем по встраиванию молодого человека в рынок труда.

Обращаясь к дилемме есть ли альтернативы высшему образованию, предложим свою версию ответа. На наш взгляд, конечно альтернативы есть, лучше получить хорошее среднее образование, либо заняться собственным делом, чем такое высшее образование.

Именно для того, чтобы не путать пусть и не самые крутые, но честные вузы, которые дадут вам полезные навыки хотя бы для работы на региональном рынке труда, и сомнительные вузы, вся деятельность которых основана на лукавстве, имитации и мимикрии (подражании), единственным вашим бенефитом по завершению обучения котором будет диплом и ощущение потерянных нескольких лет, мы и предлагаем свой рейтинг вузов российских «Национальное признание» – это первый в нашей стране рейтинг, основанный на пофамильном анализе преподавательского состава всех вузов страны.

Хочется завершить этот пост словами древней молитвы:

  • «Боже дай мне силы исправить то, что я могу исправить,
  • Боже дай мне терпения принять то, что не в моих силах исправить,
  • Боже дай мне мудрости не перепутать первое со вторым…»

 

Оставьте комментарий